ЮСАКТУМ: полный комплекс юридических услуг

 

Russian English
+7 495 507-98-07
Получить консультацию   Презентация

После развода родители договорились о том, что сын остается с отцом, а две дочери – с матерью. Но затем она оспорила это соглашение и поставила вопрос о выплате алиментов. Две инстанции не могли решить, сколько взять с мужчины на содержание девочек. Когда же дело дошло до Верховного суда РФ, выяснилось: доход у истицы больше, а все подсчёты судов – неверны. Как именно следует считать алименты, если родители "поделили" детей, когда договориться лучше, чем судиться и в чём опасность формального подхода к "алиментным" делам?

 

Родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей независимо от доходов, гласит Семейный кодекс. Как правило, дела об алиментах не представляют для судов большой сложности. Чаще всего дети остаются с одним из родителей, а деньги взыскиваются с другого. Если есть регулярный доход – алименты присуждаются в процентном отношении от него, если регулярного дохода нет – то в твердой сумме.

 

Но когда дети остаются с каждым из родителей, задача судов существенно усложняется. Установить и оценить надо не только то, есть ли у одного из родителей доход, но и целый ряд других обстоятельств. Среди них – материальное и семейное положение каждой из сторон, уровень обеспеченности детей до спора и многое другое. В зависимости от этих обстоятельств суд решает взыскать алименты с того, кого признает более обеспеченным. Но иногда трудности у судей вызывает не только оценка дохода, но и само применение Семейного кодекса. Так произошло в деле москвичей Е.П. и А.П.

 

Е.П. обратилась в суд с иском к бывшему супругу, А.П. Они были женаты с 2000 года и имеют троих несовершеннолетних детей – мальчика и двух девочек. Когда супруги развелись в ноябре 2013 года, они заключили соглашение, в котором определялось место жительства детей и порядок уплаты алиментов. Но Е.П. решила оспорить сделку в суде. По ее версии, в документе на самом деле ничего не было сказано об алиментах, зато ограничивалось место проживания детей и общение. Кроме того, соглашение давало отцу преимущественные права по существенным вопросам. По словам истицы, она подписала бумагу под давлением со стороны бывшего супруга и лишь затем поняла ее смысл и последствия.

 

Вопросы вызвало и то, с кем должен остаться сын заявительницы. Спустя почти год после развода А.П. забрал его к себе, как и было предусмотрено в заявлении. Истица же утверждала: ее бывший супруг удерживает у себя сына вопреки его мнению, при этом запрещает ей общаться с ним наедине.

 

А.П., в свою очередь, подал встречный иск об определении места жительства мальчика с ним. По его версии, ребенок, прожив девять месяцев с матерью и её гражданским мужем, сам захотел дальше жить с отцом. Ответчик уверял, что создал все необходимые условия для воспитания и развития ребёнка, а бывшая жена с осени 2014 года стала ограничивать его в общении с детьми. А представитель соцзащиты района Хамовники в судебном заседании представила заключение по делу, согласно которому считает возможным определить место жительства сына с отцом.

 

Хамовнический райсуд по желанию отца оставил сына с ним. Исковые требования матери суд удовлетворил частично – решил взыскать с ее бывшего супруга треть дохода на содержание дочерей. Апелляция изменила решение суда первой инстанции в части взыскания алиментов. Судебная коллегия не согласилась с тем, что для дочерей установили общий размер взыскания алиментов. В апелляции указали: с ответчика следует взыскивать 1/3 дохода до совершеннолетия одной из дочерей, а после – 1/4 заработка до совершеннолетия второй дочери.

 

Гражданская коллегия Верховного суда под председательством судьи Александра Кликушина, рассмотревшая дело (дело № 5-КГ16-100), заключила: выводы судов первой и апелляционной инстанций, которые касаются взыскания с А.П. алиментов, ошибочны. Разрешая дело А.П. и Е.П., судьи указали: согласно п. 3 ст. 83 Семейного кодекса, если при каждом из родителей остаются дети, размер алиментов с одного из родителей в пользу другого, менее обеспеченного, определяется в твёрдой денежной сумме, а не в долях, как указали нижестоящие инстанции.

 

При этом родитель-истец обязан доказать, что он менее обеспечен по сравнению с родителем-ответчиком. В рассмотренном деле оказалось, что Е.П. зарабатывает значительно больше бывшего мужа (доходы подтверждались справками 2-НДФЛ). Поэтому гражданская коллегия отменила решения и отправила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Дело А.П. и Е.П. – одно из немногих алиментных дел, дошедших до Верховного суда РФ. Практика применения п. 3 ст. 83 СК минимальна. Порой поведение одного из родителей может быть опасно для детей (например, он алкоголик), поэтому их всех оставляют с другим родителем. Кроме того, суды обязательно учитывают взаимоотношения братьев и сестер. Эмоциональная связь между детьми может сподвигнуть судью оставить их всех с одним родителем. Однако с принятием данного определения ВС РФ нижестоящие суды, возможно, начнут чаще применять положения п. 3 ст. 83 СК и не будут безоговорочно оставлять детей только с одним из родителей.

 

Когда дети остаются с каждым из родителей, то основное правило: размер алиментов необходимо установить именно в твердой денежной сумме, а не в долевом соотношении к доходу, обращают внимание эксперты.

 

При этом обязанность по выплатам, которая распространяется на каждого из родителей, не должна создавать материальных проблем у того, кто платит алименты и одновременно содержит другого общего ребенка. Выплаты не должны в итоге ухудшать качество жизни остальных детей. В таком случае возможно взыскать алименты с менее обеспеченного родителя, но суд может установить совсем небольшую сумму.

 

Однако зачастую на практике бывает сложно доказать, кто меньше зарабатывает. Недобросовестный родитель может скрывать источники дохода или их реальный размер – например, договариваясь с работодателем о "серой" зарплате. Проблемой в таких делах становится формальный подход судов. Нередки случаи, когда документально подтвержденные доходы существенно меньше, чем фактические. Это "помогает" сэкономить на алиментах. Иногда, чтобы понять истинное положение дел, суду приходится учитывать не только доходы плательщика алиментов, но и другие обстоятельства – например, его расходы.

 

Оптимальная схема – это соглашение об уплате алиментов как сознательный шаг родителей, которые понимают, что должны содержать своих детей. Так гораздо проще решить эти вопросы, судебное разбирательство может затянуться на месяцы.

 

Однако при заключении соглашения об уплате алиментов следует помнить, что оно является сделкой, а значит, его можно оспорить и признать недействительной по ГК.

 

Соглашение надо удостоверить у нотариуса. Тогда оно само по себе является исполнительным документом, и если оно не исполняется, с ним смело можно идти к судебным приставам. Если же родители не потрудились дойти до нотариуса, соглашение будет считаться ничтожным, то есть не будет иметь никакой юридической силы. В случае разногласий придется обращаться в суд для взыскания алиментов.

 

Следует помнить и об индексации алиментов, предусмотренной Семейным кодексом. По общему правилу, ст. 105 и ст. 117 Семейного кодекса, вопрос индексации относится к компетенции судебного пристава-исполнителя. Однако при заключении соглашения сторонам лучше все же урегулировать этот вопрос.

 

Источник: http://pravo.ru/

 

Консультация

Консультация

Благодарим вас за интерес к нашей компании!
Мы вам обязательно ответим!

Вопрос юристу

Вопрос юристу

Благодарим вас за интерес к нашей компании!
Мы вам обязательно ответим!