ЮСАКТУМ: полный комплекс юридических услуг

 

Russian English
+7 495 507-98-07
+7 905 507-65-07
Получить консультацию   Презентация

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции по делу о защите интеллектуальной собственности и взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака

именем Российской Федерации

ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
117997, г. Москва, ул. Садовническая, д. 68/70, стр. 1,
www.10aas.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

г. Москва

24 июня 2016 года

Дело № А41-106856/15

 

Резолютивная часть постановления объявлена 22 июня 2016 года


Постановление изготовлено в полном объеме 24 июня 2016 года


Десятый арбитражный апелляционный суд в составе:
Председательствующего судьи Миришова Э.С., судей: Юдиной Н.С., Мизяк В.П.,
протокол судебного заседания ведет Мусханов С-М.М.,


рассматривает в судебном заседании апелляционную жалобу СЕН-ГОБЕН ПАМ на решение Арбитражного суда Московской области от 15 апреля 2016 года по делу № А41-106856/15


В судебном заседании участвуют представители:
от СЕН-ГОБЕН ПАМ – Б.Я.М. представитель по доверенности от 13.10.2014 г., паспорт; от ООО «Внешклиматсервис» - Павлов С.В. представитель по доверенности от 29.02.2016 г., паспорт; Павлова И.В. представитель по доверенности от 29.02.2016 г., паспорт.


УСТАНОВИЛ:

СЕН-ГОБЕН ПАМ обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением к ООО «Внешклиматсервис» о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака РАМ GLOBAL в размере 5 000 000 рублей, расходов по оплате госпошлины в размере 48 000 рублей. В обосновании иска истец сослался на то, что ответчик нарушил исключительные права истца на товарный знак РАМ GLOBAL, осуществляя ввоз товаров, обозначенных данных товарным знаком с 2013 года, а также в крупном объёме на сумму более 100 000 евро.


Решением Арбитражного суда Московской области от 15 апреля 2016 года по делу № А41-106856/15 иск удовлетворен частично. Взыскано с ООО «Внешклиматсервис» в пользу СЕН-ГОБЕН ПАМ компенсацию за незаконное использование товарного знака РАМ GLOBAL в размере 50 000 руб. 00 коп., расходы по госпошлине в размере 480 руб. 00 коп. В остальной части иска отказано.


Не согласившись с указанным судебным актом, СЕН-ГОБЕН ПАМ обратилось в Десятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой на решение Арбитражного суда Московской области от 15 апреля 2016 года по делу № А41-106856/15 в которой просило решение суда первой инстанции отменить и по делу принять новый судебный акт.


Законность и обоснованность решения Арбитражного суда Московской области проверены Десятым арбитражным апелляционным судом в соответствии со статьями 258, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.


Информация о принятии апелляционной жалобы к производству вместе с соответствующим файлом размещена на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (http://10aas.arbitr.ru/) в соответствии с положением части 6 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 27 июля 2010 года № 228-ФЗ, вступившего в силу 01 ноября 2010 года).


От ООО «Внешклиматсервис» через канцелярию суда поступил отзыв на апелляционную жалобу.


Представитель СЕН-ГОБЕН ПАМ поддерживает доводы своей жалобы, просит обжалуемый судебный изменить частично.


Представитель ООО «Внешклиматсервис» возражает против удовлетворения апелляционной жалобы, просит оставить обжалуемый судебный акт без изменения. Заслушав мнение лиц, участвующих в деле, исследовав и оценив в совокупности все имеющиеся в материалах дела письменные доказательства, изучив доводы апелляционной жалобы, арбитражный апелляционный суд пришел к выводу, что не имеется оснований, предусмотренных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для изменения или отмены обжалуемого судебного акта.


Из материалов дела следует, что решением Арбитражного суда Московской области от 22 октября 2015 года по делу № А41-50028/15 (т. 1 л. д. 45-46) ООО «Внешклиматсервис» запрещено использование торгового знака PAM GLOBAL по международной регистрации № 751147 путем ввоза и иного введения в гражданский оборот на территории Российской Федерации товара, маркированного товарным знаком PAM GLOBAL по международной регистрации № 751147, также с ООО «Внешклиматсервис» взысканы в пользу СЕН-ГОБЕН ПАМ расходы по госпошлине в сумме 6 000 руб. В рамках указанного дела установлено, что Сен-Гобен Пам обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «Внешклиматсервис» (ИНН 5050107446) о запрете использования товарного знака PAM GLOBAL по международной регистрации № 751147 путем ввоза и иного введения в международный оборот на территории Российской Федерации товара, маркированного товарным знаком PAM GLOBAL по международной регистрации № 751147. Сен-Гобен Пам является правообладателем товарного знака PAM GLOBAL по международной регистрации № 751147. Письмом от 03.07.2015 г. Смоленская таможня уведомила ООО «Знак-Защита» о том, что 02.07.2015 таможней принято решение о приостановлении выпуска товара «Фитинги литые из нековкого чугуна для труб, предназначены для установки в системах трубопроводов безраструбной канализации и ливнестоков», изготовитель: SAINT-GOBAIN HES GMBH, Германия, товарный знак: «PAM GLOBAL» различных артикулов, в общем количестве: 2904 шт.», заявленного в ДТ № 10113072/300615/0002194 ООО «Внешклиматсервис» ИНН 5050107446 по процедуре выпуска для внутреннего потребления. ООО «Внешклиматсервис» не включено в перечень лицензиатов/уполномоченных импортеров, доведенных до таможенных органов письмом ФТС России № 14-40/19533 от 23.04.2015 г.


В порядке ст. 65 АПК РФ ответчик не представил разрешение правообладателя на использование товарного знака PAM GLOBAL при ввозе товаров на территорию Российской Федерации.


На основании изложенного, арбитражный суд первой инстанции не принял доводы ответчика со ссылкой на приобретение товара у официального представителя SAINT-GOBAIN в ФРГ на основании контракта, заключенного ранее Письма ФТС РФ от 23 апреля 2015 г. При указанных обстоятельствах, суд пришёл к выводу, что использование ООО «Внешклиматсервис» товарного знака истца без его согласия является незаконным и влечет ответственность, установленную Гражданским кодексом Российской Федерации.


Согласно статье 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) юридическое лицо, обладающие исключительным правом на средство индивидуализации может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.


Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). Согласно части 3 статьи 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.


Исходя из положений части 2 статьи 1484 ГК РФ, ввоз на таможенную территорию Российской Федерации товаров, маркированных товарным знаком, является формой использования товарного знака при введении в гражданский оборот на территории России.


При этом статья 1487 ГК РФ содержит ограничение прав правообладателя товарного знака, вытекающих из его регистрации, которое заключается в указании на то, что не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия. Исходя из приведенных выше положений ГК РФ в их системной взаимосвязи, использование товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации не правообладателем или без его согласия является нарушением исключительного права на товарный знак, которое может быть пресечено при помощи предусмотренных гражданским законодательством способов судебной защиты. Согласно подпункту 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.


Кроме того, в силу пункта 3 статьи 1252 ГК РФ правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.


В постановлении от 20.11.2012 г. №8953/12 Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что размер компенсации за неправомерное использование объекта интеллектуальной собственности должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в имущественное положение, в котором находился бы, если бы объект интеллектуальной собственности использовался правомерно.


Поэтому при определении размера компенсации следует учитывать возможность привлечения к ответственности правообладателем всех известных нарушителей его права. Исходя из изложенного, компенсация является одним из способов защиты исключительных прав наряду с иными, предусмотренными ГК РФ способами, и подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения.


При этом характер деятельности нарушителя, при осуществлении которой неправомерно были использованы чужие товарные знаки, не имеет правового значения для удовлетворения требования о взыскании компенсации и должен учитываться при определении размера такой компенсации. Факт правонарушения доказан материалами дела.


При этом истец не доказал многократность правонарушения. Доводы истца о продолжительном характере правонарушений ответчиком в периоде с 2013 года, носят предположительным характер.


Из пояснений сторон следует, что товар, являющийся предметом рассмотрения по делу №А41-106856/15, не является контрафактным. После приостановления выпуска товара Смоленской таможней ответчик обращался к истцу через представителя ООО «Знак-защита» с письмом, направленным на сотрудничество с истцом, оказания содействия в получении разового разрешения на ввоз спорной партии товара (т. 2 л. д 30).


Ответ со стороны истца получен не был. Также ответчик обращался к истцу за содействием в урегулировании спора мирным путём (т. 2 л.д. 33-35). Ответ также получен не был. Кроме того, ответчик просил истца рассмотреть вопрос о включении ООО «Внешклиматсервис» в список авторизованных импортёров товаров РАМ GLOBAL на территории РФ.


Ответчик просил разрешения у истца на разовый ввоз товара на территорию РФ, чтобы иметь возможность выполнить свои обязательства перед клиентами и не срывать поставки. Ответ на данное обращение ответчиком получен не был. Товар ответчиком не реализован.


Вместе с тем по истечении значительного времени после вступления в законную силу решения Арбитражного суда Московской области от 22 октября 2015 года по делу № А41-50028/15, устанавливающего факт правонарушения, истец обратился в суд за взысканием максимальной компенсации за нарушение своего права.


При этом целью обращения в суд является восстановление нарушенного права.


Суд также принимает во внимание имущественное положение ответчика с учётом представленных материалов дела. Согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 20.11.2012 г. №8953/12, размер компенсации должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что его имущественное положение должно стать таким, каким оно было бы, если бы объект интеллектуальной собственности (товарный знак) использовался правомерно.


Суд не считает справедливым взыскание с ответчика максимальной компенсации, поскольку данный объем компенсации будет несоразмерным по отношению к обстоятельствам правонарушения и не будет направлен на восстановление нарушенного права. Истцом не представлено доказательств, подтверждающих негативное воздействие однократного нарушения на его имущественное положение и необходимость восстановления своего имущественного положения.


Заявленный размер компенсации является чрезмерным, противоречит принципам разумности и справедливости, носит «карательный» характер, не отвечает требованиям дифференциации ответственности в зависимости от всех имеющих существенное значение обстоятельств.


Заявитель апелляционной жалобы сослался на то, что судом нарушен принцип состязательности сторон.


По мнению заявителя, суд не учел того, что СЕН-ГОБЕН ПАМ предположительно понесены значительные убытки.


Как указал заявитель, суд необоснованно учел иные обстоятельства, которые не указаны в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой ГК РФ» (далее также – Постановление 5/29).


По мнению заявителя, суд необоснованно принял во внимание имущественное положение ответчика, поскольку суд не имел права на снижение размера компенсации и не должен был учитывать доказательства ответчика, представленные им в обоснование чрезмерности заявленных требований.


Истец сослался на то, что ему сложно представить, что именно делает ответчик с товаром с 30 июля 2015 г. по настоящее время.


Как полагает заявитель, суд первой инстанции, несмотря на оригинальность товара, должен был посчитать сумму компенсации на основании пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, а также исходить из двукратной стоимости ввезенной оригинальной продукции.


Заявитель в апелляционной жалобе сослался на то, что решение суда основано на неверном толковании норм материального права, на то, что судом первой инстанции допущено несоответствие выводов, изложенных в решении.


Истец также сослался на то, что судом не дана надлежащая правовая оценка доказательствам, а также на то, что заявленная компенсация не является завышенной.


Заявитель апелляционной жалобы указал на многократность нарушения, что, по его мнению, подтверждается договором поставки.


По мнению заявителя, такие обстоятельства, установленные судом первой инстанции, как: оригинальность товара; однократность нарушения и признание данного факта ответчиком; незамедлительное исполнение ответчиком решения по ранее рассмотренному делу; неблагоприятное имущественное положение ответчика; отсутствие реализации товара; малозначительная степень вины ответчика; неоднократные попытки ответчика урегулировать спор в досудебном порядке и многократные запросы ответчика истцу, которые были оставлены последним без внимания; предположительный характер вероятных убытков СЕН- ГОБЕН ПАМ, участие в правонарушении иных лиц, которые подконтрольны и аффилированы с СЕН-ГОБЕН ПАМ, иные обстоятельства, которые учел суд первой инстанции, не являлись основаниями для уменьшения размера компенсации судом первой инстанции.


Ссылка заявителя апелляционной жалобы на нарушение судом первой инстанции принципа состязательности сторон является несостоятельной, не соответствует материалам дела.


Как следует из материалов дела, суд, руководствуясь ст. ст. 8, 9, 65, 67, 71 АПК РФ, создал сторонам равные условия для реализации ими своих процессуальных прав (в том числе на представление доказательств) в состязательном процессе и своими действиями не ставил какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и не умалял права одной из сторон.


В частности, суд первой инстанции удовлетворил заявление истца об отложении судебного разбирательства, переданное им суду за 1 (один) час до начала судебного заседания по факсу (в дальнейшем уважительность причин отложения не подтверждена заявителем), что подтверждается протоколом судебного заседания от 06 апреля 2016 г. (т. 2, л. д. 104).


С учетом изложенного довод ответчика о злоупотреблении истцом своим правом, не заявленный им ранее, не может служить основанием для отмены обжалуемых судебных актов.


Ссылка заявителя на то, что суд безосновательно принял во внимание как смягчающую вину ответчика обстоятельство факт направления письма о разовом разрешении ввоза товара, опровергается материалами дела.


Суд первой инстанции учел то, что ответчиком были направлены в адрес истца посредством почтовой и электронной связи на русском, английском, немецком языках многочисленные документы, направленные на урегулирование спора с истцом, что подтверждается материалами дела.


Как обоснованно указано в решении, многочисленные обращения ответчика за содействием в урегулировании спора мирным путем оставлены истцом без ответа, что также было учтено судом первой инстанции. Таким образом суд принял во внимание то, что ответчиком предприняты все необходимые, разумные и зависящие от него, меры для урегулирования споров по делу № А41-50028/15 и настоящему делу в досудебном и внесудебном порядке.


Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, изложенной в п. 47 «Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав», утвержденной Президиумом ВС РФ 23.09.2015 г.: «При взыскании на основании подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ компенсации за незаконное использование товарного знака суд определяет ее размер не произвольно, а исходя из оценки представленных сторонами доказательств».


Следовательно, выводы суда, изложенные в решении, основаны на оценке представленных сторонами доказательств.


Доводы заявителя о соразмерности максимального размера компенсации последствиям нарушения не соответствуют материалам дела, следовательно, были обоснованно отклонены судом первой инстанции.


Как следует из материалов дела, представителем истца было заявлено о том, что взыскание компенсации с ответчика является политическим вопросом, что подтверждается аудиозаписью судебного заседания от 29.02.2016, стенограммой судебного заседания от 29.02.2016 г. (т. 2, л. д. 58-62). Суд первой инстанции принял во внимание данное заявление истца и иные обстоятельства дела, указав в решении на то, что компенсация не может иметь «карательный», «отягощающий», «предупредительный» или «политический» характер.


Суд обоснованно учел то, что присуждение компенсации в максимальном размере (5 000 000 руб.) не отвечает цели, для достижения которой установлен данный способ защиты исключительных прав истца. Заявленная ко взысканию сумма компенсации не отвечает требованиям разумности, справедливости и не соразмерна последствиям нарушения.


Как указано в решении, целью компенсации является возмещение заявителю действительных неблагоприятных последствий нарушения, а не наказание ответчика. В связи с этим неправомерно удовлетворять требования о компенсации, носящие «карательный», «отягощающий» или «предупредительный» характер.


Ссылка заявителя на то, что судом были допущены нарушения принципов законности и обоснованности, является несостоятельной


Как следует из обжалуемого судебного акта, суд первой инстанции принял во внимание преюдициальное значение решения по ранее рассмотренному делу № А41-50028/15, установившего однократность нарушения ответчиком прав заявителя апелляционной жалобы. Факт нарушения не оспаривался ответчиком ни в рамках ранее рассмотренного дела, ни в рамках настоящего дела.


Как усматривается из материалов дела, суд, оценив доказательства сторон и исследовав обстоятельства, имеющие значение для дела, принял законное и обоснованное решение.


При этом суд первой инстанции принял во внимание не только правовые позиции высших судебных инстанций Российской Федерации, но также учел международные правовые акты и правовые позиции международных судебных инстанций.


Также суд первой инстанции учел разъяснения, изложенные в:
Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.02.2014 г. № 4-П.
Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой ГК РФ».
Информационном письме Президиума ВАС РФ от 13.12.2007 № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности».
Постановлении Президиума ВАС РФ от 20.11.2012 №8953/12.
Постановлении Президиума ВАС РФ от 20 ноября 2012 г. № 70339272.
Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ от 16 марта 2016г.
Определении Президиума ВАС РФ № 10458/08 от 31.10.2008 г.
Соглашении по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности, вступившем в силу в 1995 г. как часть Соглашения о создании Всемирной торговой организации (ВТО) - The Agreement on Trade-Related Aspects of Intellectual Property Rights (TRIPS).
Директивах Европейского парламента от 29.04.2004 г. (Directive 2004/48/EC of the European Parliament and of the Council of 29 April 2004 on the enforcement of intellectual property rights // Official Journal of the European Union. L 30 April 2004).
Практической инструкции к Регламенту Европейского Суда по правам человека «II. Представление требований о присуждении справедливой компенсации» (пункты 9, 14)».


Суд обоснованно принял во внимание правовые позиции высших судебных инстанций о том, что совокупность мер гражданско-правовой ответственности за нарушение права на товарный знак составляет самостоятельный и достаточный комплекс средств для обеспечения защиты интересов правообладателя, не может преследовать цели защиты исключительно интересов правообладателя и должно быть направлено прежде всего на пресечение противоправного поведения, посягающего на публичный порядок, в частности, недопущение оборота контрафактных товаров.


Ссылку заявителя апелляционной жалобы на то, что суд не обосновал размер, подлежащей ко взысканию компенсации, нельзя признать состоятельной.


Как следует из материалов дела, суд, учитывая разъяснения Постановления 5/29 и представленные сторонами доказательства, обоснованно принял во внимание:


- признание ответчиком факта нарушения и незамедлительное исполнение им решения суда по ранее рассмотренному делу (платежное поручение № 627 от 23.12.2015 г., имеется в материалах дела);


- отсутствие вреда, причиненного истцу вводом в гражданский оборот оригинальных изделий истца;


- добросовестность ответчика, которые добровольно представил все доказательства (договор поставки, инвойсы и др.) в рамках ранее рассмотренного дела и не отрицал факт нарушения, ссылаясь лишь на покупку товара у дочерней компании истца и взаимосвязанных с ним лиц;


- однократность нарушения, не повлекшего причинение убытков истцу;


- многократные обращения ответчика к истцу с просьбами об оказании содействия в урегулировании спора, а также игнорирование истцом обращений общества;


- недопустимость карательного характера компенсации;


- незначительный характер допущенного нарушения;


- малый срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности;


- малозначительную степень вины нарушителя;


- отсутствие ранее совершенных ответчиком нарушений исключительного права заявителя;


- неблагоприятное имущественное положение и краткий срок деятельности ответчика;


- отсутствие негативного воздействия однократного нарушения на имущественное положение заявителя и отсутствие необходимости восстановления имущественного положения истца;


- недоказанность истцом возникновения и наступления возможных убытков, уменьшения объемов продаж на территории, где допущено использование товарных знаков ответчиком, оттока в этой связи значительной части потребителей товара, извлечения ответчиком значительной прибыли от использования товарного знака истца, уменьшения объема товарного рынка, снижения рыночной стоимости товарного знака, иных негативных последствий;


- участие в нарушении множества иных лиц, в том числе контролируемых истцом компании-производителе и логистической компании, которые знали о том, что товар направляется в Российскую Федерацию;


- чрезмерность заявленных требований;


- иные обстоятельства, имеющие значение для дела, в том числе изложенные ответчиком в отзыве и дополнительном отзыве на исковое заявление, ходатайстве ответчика о снижении размера компенсации до 10 000 руб.


Таким образом, суд первой инстанции принял решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.


Суд первой инстанции также учел правовые позиции вышестоящих инстанций, изложенные в том числе в Постановлении Президиума ВАС РФ от 20.11.2012 №8953/12, о том, что размер компенсации должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что его имущественное положение должно стать таким, каким оно было бы, если бы объект интеллектуальной собственности (товарный знак) использовался правомерно.


Как видно из материалов дела, истцом не представлено доказательств, подтверждающих негативное воздействие однократного нарушения на его имущественное положение и необходимость восстановления своего имущественного положения.


Суд также учел то, что истец является крупной международной транснациональной компанией, получение суммы компенсации в максимальном размере не имеет существенного значения для заявителя апелляционной жалобы. Доходы истца и ответчика не сопоставимы. Оплата компенсации в таком размере понудит ответчика прекратить деятельность и подать заявлении о признании ответчика банкротом.


Как следует из обжалуемого решения, заявленный размер компенсации является чрезмерным, противоречит принципам разумности и справедливости, носит «карательный» характер, не отвечает требованиям дифференциации ответственности в зависимости от всех имеющих существенное значение обстоятельств. Указанные выводы суда подтверждены материалами дела.


Довод заявителя о том, что суд руководствовался иными, не указанными в Постановлении 5/29, обстоятельствами, нельзя признать состоятельным.


В пунктах 43.2 и 43.3 Постановления 5/29 указан неисчерпывающий перечень обстоятельств, которые суд вправе учесть при определении размера компенсации.


При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ.


Кроме того, суд учел доводы ответчика о наличии оснований для значительного уменьшения размера компенсации, указанные в отзыве на исковое заявление (т. 2, л. д. 12-26), дополнениях к отзыву на иск о неправильности расчета истца и ходатайстве о снижении размера компенсации до 10 000 руб. (т. 2, л. д. 106 - 108).


Ссылка заявителя на то, что суд необоснованно принял во внимание неблагоприятное имущественное положение ответчика, опровергается материалами дела.


Суд сделал вывод о неблагоприятном имущественном положении ответчика, основываясь на доказательствах ответчика, имеющихся в материалах дела, в том числе на:


- выписке из отчета о финансовых результатах ответчика (т. 2, л. д. 63);


- отчете о финансовых результатах (т. 2, л. д. 64);


- лицевых счетах (т. 2, л. д. 65-67);


- инвентаризационной описи основных средств от 11.01.2016 (т. 2, л. д. 68 - 70);


- счет-проформе от 26.06.2015 (т. 2, л. д. - 100) и иных доказательствах, представленных ответчиком;


- сведениях о начале деятельности ответчика с 31 октября 2013 г. (т. 1, л.д. 26-33).


Следовательно, ссылка заявителя на то, что ответчик не представил каких- либо данных вследствие чего он находится в неблагоприятном имущественном положении, противоречит материалам дела.


Кроме того, общеизвестно, что неблагоприятное имущественное положение российских компаний, в том числе ответчика, вызвано в том числе неправомерными экономическими и политическими санкциями, которые были безосновательно наложены на РФ и российские компании, странами – членами ЕЭС, в том числе Францией и Германией, а также США.


Довод заявителя о том, что решение основано на неверном толковании норм материального права, является абстрактным, не подтверждается материалами дела.


В обоснование данного довода СЕН-ГОБЕН ПАМ не указывает конкретную норму материального права, в отношении которой судом якобы допущено ее неверное толкование, а также не приводит никаких доказательств, подтверждающих данный довод.


Ссылку истца на то, что судом допущено несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела, нельзя признать состоятельной.


В обоснование данного довода истцом не представлено каких-либо доказательств.


Предположения заявителя о том, что судом не дана надлежащая правовая оценка доказательствам, находящимся в материалах дела, противоречит обжалуемому решению и материалам дел


Суд первой инстанции в соответствии с принципами равенства и равноправия сторон, состязательности процесса исследовал все обстоятельства, имеющие значение для дела, оценил все доказательства, представленные сторонами.


Истцом каких-либо доказательств в обоснование заявленных требований не было представлено, что подтверждается материалами дела.


Ссылку заявителя на то, что товары поставлены на сумму более 100 000 (ста тысяч) евро, нельзя признать обоснованной.


Как видно из материалов дела, согласно инвойсу № 012-06-2015 стоимость товара, указанная в нем, в 2,5 раза менее заявленной истцом.


Истец также упускает из виду то, что счет не означает подтверждения факта его оплаты. При этом истцом не доказано, какое отношение имеет данный документ к настоящему делу (относимость доказательства).


По мнению ответчика, суд первой инстанции также принял во внимание правовую позицию Президиума Верховного Суда Российской Федерации, изложенную в пункте 36 «Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав» от 23.09.2015 г., согласно которой: компенсация в соответствии с подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ (от 10 тыс. до 5 млн руб.) за незаконное использование товарного знака при введении в оборот товаров взыскивается за каждый случай нарушения. При этом одним случаем нарушения является одна сделка купли-продажи (оформленная одним чеком) независимо от количества проданных товаров, на которые нанесен один и тот же товарный знак, либо несколько последовательных сделок купли-продажи товара (оформленных отдельными чеками).


Ссылку заявителя на то, что, если бы суд рассчитал сумму компенсации на основании пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, то сумма компенсации составила бы 15 762 243 руб., носит предположительный характер и обоснованно не была принята судом во внимание.


Как усматривается из материалов дела, представленный истцом расчет не подтвержден документально, основан на норме права, не подлежащей применению, носит умозрительный и предположительный характер. Расчет является предположением истца, которое не могло являться основанием для взыскания компенсации в максимальном размере. В иске не было указано, из каких сведений и данных взяты количественные и качественные показатели, указанные в расчете истца.


По словам заявителя, расчет якобы основан на инвойсах, однако в данных инвойсах ответчик указан в качестве приобретателя. Ответчик не может влиять на ценообразование, которое формируется продавцом. Данный критерий устанавливается помимо воли ответчика. Следовательно, размер ущерба, который обосновывается расчетом, приведенном в иске, не может основываться исходя из цен, которые установлены иным лицом.


Суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что при составлении расчета необходимо ориентироваться на стоимость продукции при ее реализации самим ответчиком, а не на цену, установленную аффилированным с истцом лицом, которая сформирована помимо воли ответчика. Кроме того, как следует из оспариваемого решения, товар является оригинальным, что не оспаривалось сторонами, следовательно, расчет истца обоснованно был отвергнут судом первой инстанции.


Суд также учел правовою позицию Президиума ВАС РФ, изложенную в Постановлении от 27.09.2011 № 3602/11, согласно которой: п. 4 ст. 1515 ГК РФ предусмотрены два типа компенсации, в равной мере применимых при нарушении исключительного права на товарный знак, и правообладатель вправе сделать выбор по собственному усмотрению.


Пункт 43.4 Постановления № 5/29 направлен на то, чтобы установить общий критерий, применимый к оценке стоимости права использования товарного знака в тех случаях, когда правообладатель выбирает в качестве способа определения суммы компенсации двукратный размер стоимости соответствующего права.


Истец, руководствуясь принципом диспозитивности выбрал иной тип компенсации, размер которой не может быть основан на подпункте 2 п. 2 ст. 1515 ГК РФ.


Следовательно, суд первой инстанции обоснованно не принял во внимание данную ссылку заявителя апелляционной жалобы.


Довод заявителя о том, что многократность нарушения подтверждена материалами дела, является необоснованным.


Наличие договора поставки, на который ссылается истец, не может быть признано в качестве доказательства, подтверждающего многократность нарушения. Таким образом, выводы суда первой инстанции о том, что истцом не доказаны многократность и продолжительный характер правонарушения, а также о том, что доводы истца носят предположительный характер, являются обоснованными и соответствуют положениям ст. 65 АПК РФ.


Ссылки заявителя апелляционной жалобы на то, что суд не осуществил проверку утверждений ответчика, на то, что суд проигнорировал доказательства истца, не соответствуют обжалуемому решению и материалам дела.


Суд первой инстанции оценил представленные сторонами доказательства на основании на всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследования имеющихся в деле доказательств. В обжалуемом решении отражены результаты оценки доказательств, а также отражено то, что бремя доказывания не исполнено заявителем.


Суд первой инстанции также принял во внимание следующие обстоятельства, подтверждающие необоснованность и чрезмерность заявленной ко взысканию суммы компенсации.


Как видно из материалов дела, контракт, соглашения к нему, платежные, первичные учетные, транспортные, отгрузочные и иные документы подтверждают то, что истец и СЕН-ГОБЕН ХЕС ГмбХ (Германия), LIT-Logistik GmbH (Германия) знали или должны были знать о том, что товар, маркированный товарным знаком истца, направляется в рамках исполнения вышеназванных документов на территорию Российской Федерации. Фактически, истец дал согласие на введение товара в гражданский оборот на территории России. В противном случае указанные лица также, наряду с истцом, незаконно использовали товарный знак истца.


Каких-либо сведений, в том числе о привлечении истцом указанных лиц к ответственности за нарушение исключительных прав истца либо о законности использования данными лицами исключительных прав истца материалы дела не содержат.


Как видно из материалов дела, оригинальный товар изготовлен иным юридическим лицом – Saint-Gobain HES, Germany (CЕН-ГОБЕН ХЕС ГмбХ, Германия), законно разместившим товарный знак на спорном товаре. Однако истцом не представлено каких-либо доказательств, подтверждающих юридический статус СЕН-ГОБЕН ХЕС ГмбХ, (Германия), вхождения данного лица в группу компаний истца, законности размещения товарного знака указанным юридическим лицом.


Заявителем апелляционной жалобы не представлено доказательств передачи CЕН-ГОБЕН ХЕС ГмбХ (Германия) исключительного права на товарный знак или права его использования, наличия лицензионного либо иного соглашения истца с СЕН-ГОБЕН ХЕС ГмбХ (Германия). Истец и указанное юридическое лицо являются самостоятельными юридическими лицами, обладающими предусмотренным законом правами и обязанностями.


Согласно решению суда от 22.10.2015 г. (по ранее рассмотренному делу), CЕН-ГОБЕН ХЕС ГмбХ (Германия) является изготовителем спорного товара.


Как следует из данного решения, CЕН-ГОБЕН ХЕС ГмбХ (Германия) не является официальным представителем истца в ФРГ.


Следовательно, изготовитель оригинального товара также являлся нарушителем исключительных прав истца на товарный знак.


Как видно из материалов дела, отгрузка была осуществлена компанией LIT- Logistik GmbH (Германия) по поручению СЕН ГОБЕН ХЕС (Германия). Место разгрузки – Москва, Россия; отгрузка осуществлялась на автотранспортное средство, зарегистрированное на территории Белоруссии (член Таможенного союза).


Согласно упаковочному листу (Pickliste Nr. 40730) от LIT-Logistik GmbH (Германия), погрузка была осуществлена по поручению Харальда Пиля, сотрудника СЕН-ГОБЕН ХЕС ГмбХ (Германия), данные которого указаны в счете № 120190818 от 26.06.2015г. (т. 1, л. д. 65).


Учитывая вышеизложенную правовую позицию ВАС РФ, отсутствие каких- либо сведений о СЕН-ГОБЕН ХЕС ГмбХ (Германия), LIT-Logistik GmbH (Германия), г-не Хайно Штауде (Германия), доказательств передачи истцом исключительных прав или права использования указанным лицам, данные лица также должны нести ответственность за нарушение исключительных прав истца.


Вышеназванные доводы ответчика подтверждены материалами дела, в том числе:


- Международной транспортной накладной, в которой указаны место разгрузки груза – Москва, перевозчик – Республика Беларусь. (т. 2, л. д. 44).


- Международной транспортной накладной от LIT-Logistik GmbH (Германия), (т. 2, л. д. 47).


- Международной транспортной накладной LIT-Logistik GmbH (Германия) (нотариальный перевод на русский язык), в которой указано место разгрузки – Москва (т. 2, л. д. 48- 51).


- Отгрузочным документом, VERLADUNG – (т. 2, л. д. 46)


- Отгрузочным документом (нотариальный перевод на русский язык) LIT- Logistik GmbH (Германия), (т. 2, л. д. 47).


- Pickliste (т. 2, л. д. 51-53).


- Отборочным листом № 40730 от 24.06.2015 г. (т. 2, л. д. 54-57).


Суд первой инстанции всесторонне, полно, объективно и непосредственно исследовал имеющиеся в деле доказательства, отразив результаты оценки доказательств в обжалуемом решении. В частности, в решении указано на то, что истец не доказал многократность нарушения, на то, что товар не является контрафактным, на то, что доводы истца носят предположительный характер, на то, что истец игнорировал многочисленные обращения ответчика за содействием в урегулировании спора мирным путем.


Исходя из принципов разумности и справедливости, суд правомерно посчитал несправедливым взыскание с ответчика максимальной компенсации, поскольку данный объем компенсации будет несоразмерным по отношению к обстоятельствам правонарушения и не будет направлен на восстановление нарушенного права.


Как следует из обжалуемого решения и подтверждено материалами дела, истцом не представлено доказательств, подтверждающих негативное воздействие однократного нарушения на его имущественное положение и необходимость восстановления своего имущественного положения.


Доводы апелляционной жалобы не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи, с чем признаются апелляционным судом несостоятельными и не могут служить основанием для отмены или изменения оспариваемого решения Арбитражного суда Московской области.


Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, судом первой инстанции не допущено.


Руководствуясь статьями 266, 268, п. 1 ст. 269, статьей 271, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд


ПОСТАНОВИЛ:


Решение Арбитражного суда Московской от 15 апреля 2016 года по делу № А41-106856/15 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.


Постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в Суд по интеллектуальным правам в течение двух месяцев.

 

Председательствующий cудья

Э.С. Миришов

Судьи

В.П. Мизяк

 

Н.С. Юдина

Прочитано 650 раз

Похожие материалы (по тегу)

Консультация

Консультация

Благодарим вас за интерес к нашей компании!
Мы вам обязательно ответим!

Вопрос юристу

Вопрос юристу

Благодарим вас за интерес к нашей компании!
Мы вам обязательно ответим!