ЮСАКТУМ: полный комплекс юридических услуг

 

Russian English
+7 495 507-98-07
+7 495 790-98-06
Получить консультацию   Презентация
Меню

Представительство в Суде по интеллектуальным правам

Надежная юридическая защита бизнеса в том числе в сферах интеллектуальной собственности и информационных технологий - основное направление деятельности Юридической Компании «ЮСАКТУМ». Главные задачи и цели нашей компании – достижение положительного результата посредством эффективного ведения дел по спорам в сфере интеллектуальной собственности и защиты интеллектуальных прав, правовой охраны объектов интеллектуальной собственности. 

  • Закон и право действуют – доверьтесь профессионалам: 8 (495) 507-98-07!

Ниже в сокращенной форме представлена кассационная жалоба в Суд по интеллектуальным правам, подготовленная адвокатами по интеллектуальным правам и юристами по интеллектуальной собственности нашей компании, по делу о защите интеллектуальных (патентных) прав.

Представленная ниже в сокращенной форме кассационная жалоба в Суд по интеллектуальным правам имеет отношение уже к пятому рассмотрению дела о защите интеллектуальных прав нашего Клиента-ответчика по делу о нарушении исключительных прав. Ранее настоящее дело о нарушении исключительных прав было рассмотрено в первой, апелляционной, кассационной, заново в апелляционной и опять в кассационной, инстанциях.

К сожалению, наши адвокаты и юристы по интеллектуальной собственности «подключились» к защите интеллектуальных прав нашего Клиента только при повторном рассмотрении дела в Суде по интеллектуальным правам. Кассационная жалоба подана в Суд по интеллектуальным правам во второй раз. Опять-таки к сожалению, при рассмотрении настоящего дела нашим Клиентом и его представителями было допущено несколько процессуальных и технических ошибок, а также несколько ошибок в правильном применении норм материального права, относящихся к защите интеллектуальных прав Клиента. Наши юристы по интеллектуальной собственности и адвокаты по интеллектуальным правам, составив кассационную жалобу в Суд по интеллектуальным правам, предварительно осуществили тщательный анализ всех документов, имеющихся в материалах дела о защите интеллектуальных, а также постарались учесть все нюансы дела о защите интеллектуальных прав и особенности его рассмотрений в предыдущих инстанциях. Юристы по интеллектуальной собственности и адвокаты по интеллектуальным правам нашей компании скрупулезно проанализировали мотивы и выводы, изложенные в судебных актах, результаты и выводы четырех досудебных, судебных, внесудебных патентно-технических экспертиз, а также постарались, по возможности, нивелировать и исправить некоторые из предыдущих неточностей. Кроме того, наши юристы по интеллектуальной собственности и адвокаты по интеллектуальным правам использовали нормы материального права о признании права преждепользования в сфере интеллектуальной собственности, иные нормы гражданского законодательства об интеллектуальной собственности, а также нормы процессуального законодательства, относящиеся к особенностям рассмотрения дел о защите интеллектуальных прав арбитражными судами первой, апелляционной, кассационной инстанций.

Категория спора: патентные споры, возникшие из дела о защите интеллектуальных прав нашего Клиента, по исковому заявлению о нарушении исключительных прав.

Краткая фабула дела следующая. К нашему Клиенту - отечественному производителю (ответчику по делу) был предъявлен иск о нарушении исключительных прав (патентных прав). Предметом иска о нарушении исключительных прав были требования о признании незаконными действий нашего Клиента по изготовлению, хранению, предложению к продаже, рекламе, продаже на территории РФ, иному вводу в хозяйственный оборот на территории РФ изделий, в которых использованы полезные модели и промышленные образцы нашего процессуального оппонента (истца по делу).

Первое рассмотрение настоящего дела о нарушении исключительных прав арбитражным судом первой инстанции. Решением арбитражного суда первой инстанции требования истца о нарушении исключительных прав удовлетворены, а именно арбитражный суд первой инстанции:

- признал использование промышленных образцов и полезных моделей истца по делу при изготовлении изделий нашего Клиента;

- признал незаконными действия нашего Клиента по изготовлению, хранению, предложению к продаже, рекламе, продаже на территории Российской Федерации и иному вводу в хозяйственный оборот на территории Российской Федерации изделий, в которых использованы промышленные образцы и полезные модели истца по делу.

- обязал нашего Клиента за свой счет изъять из продажи на всей территории Российской Федерации изделия, в которых использованы промышленные образцы и полезные модели истца по делу;

- обязал нашего Клиента за свой счет опубликовать решение суда по настоящему делу о нарушении исключительных прав в официальном бюллетене федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Второе рассмотрение апелляционной жалобы по делу о защите интеллектуальных прав. Далее арбитражный суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции по настоящему делу отменил, в иске о защите исключительных прав – отказал.

Третье рассмотрение кассационной жалобы по делу о нарушении исключительных прав Судом по интеллектуальным правам. Процессуальным оппонентом нашего Клиента была подана кассационная жалоба в Суд по интеллектуальным правам. Суд по интеллектуальным правам, рассмотрев кассационную жалобу, вынес постановление об отмене постановления арбитражного суда апелляционной инстанции, направил дело на новое рассмотрение в арбитражный суд апелляционной инстанции. Суд по интеллектуальным правам, направив дело на новое рассмотрение, указал на то, что выводы арбитражного суда апелляционной инстанции о наличии у нашего Клиента права преждепользования в отношении использования полезных моделей и промышленных образцов процессуального оппонента не соответствуют имеющимся в деле доказательствам и установленным обстоятельствам. Суд по интеллектуальным правам также указал на то, что ввиду того, что арбитражным судом апелляционной инстанции не установлены обстоятельства создания ответчиком до даты приоритета полезных моделей и промышленных образцов по патентам независимо от истца тождественных решений или необходимого к этому приготовления, а также добросовестного использования на территории Российской Федерации, выводы об объеме преждепользования также нельзя признать соответствующими имеющимся в деле доказательствам. Кроме того, Судом по интеллектуальным правам было отмечено, что право преждепользования и его объем должны устанавливаться в отношении каждого результата интеллектуальной деятельности по состоянию до даты приоритета полезных моделей и промышленных образцов.

Четвертое рассмотрение дела о нарушении исключительных прав арбитражным судом апелляционной инстанции. Арбитражный суд апелляционной инстанции рассмотрел настоящее дело о нарушении исключительных прав, принял апелляционное постановление, в соответствии с которым решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба – без удовлетворения.

Пятое рассмотрение настоящего дела о защите интеллектуальных прав в Суде по интеллектуальным правам. Нашими юристами по интеллектуальной собственности и адвокатами по интеллектуальным правам первоначально было подготовлено заявление о приостановлении исполнения судебного акта. Заявление о приостановлении исполнения судебного акта было удовлетворено Судом по интеллектуальным правам.

В целях эффективного представительства в арбитражных судах всех инстанций по делам о нарушении исключительных прав, о защите интеллектуальных прав, о взыскании компенсации за нарушения исключительных прав, по иным категориям дел, возникающим из споров по интеллектуальной собственности и интеллектуальным правам, а также для успешного представления Ваших интересов в спорах по интеллектуальной собственности опытными адвокатами по интеллектуальным правам и юристами по интеллектуальной собственности звоните.

                                                                                                                                                   

В СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

Адрес: 127254, г. Москва, Огородный проезд, д. 5, стр. 2

ЗАЯВИТЕЛЬ ЖАЛОБЫ

(ОТВЕТЧИК):

ООО«Т»

Адрес местонахождения: <…>

ОГРН: <…>

ИНН: <…>

ИСТЕЦ:

ООО «А»

Адрес местонахождения: <…>

ОГРН: <…>

ИНН: <…>

 

 

Дело № А40 - <…>

 

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на решение Арбитражного суда г. Москвы от <…>, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда № <…> от <…> г.

по делу № <…>

Решением Арбитражного суда г. Москвы (далее также – суд первой инстанции) от <…>г. (копия указанного решения прилагается к настоящей жалобе) исковые требования ООО «А» (далее так же – истец) к ООО «Т» (далее также – ответчик, заявитель жалобы) удовлетворены частично.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда №<…>от<…>г. в связи с установлением права преждепользования ответчика решение отменено, в удовлетворении исковых требований отказано в полном объеме.

Постановлением Суда по интеллектуальным правам (далее также – суд кассационной инстанции) от  <…> г. постановление Девятого арбитражного апелляционного суда № <…> от <…> г. отменено и направлено на новое рассмотрение в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда (далее также – суд апелляционной инстанции) № <…> от <…> г. (копия указанного постановления прилагается к настоящей жалобе) решение суда первой инстанции оставлено в силе, апелляционная жалоба – без удовлетворения. Далее вышеназванные обжалуемые судебные акты также совместно именуются судебными актами, а по отдельности – судебный акт.

Цитаты из вышеназванных обжалуемых судебных актов, из представленных сторонами письменных доказательства, имеющихся в материалах дела, которые содержатся в настоящей кассационной жалобе (далее также - жалоба), приложения к настоящей жалобе, цитаты норм права в некоторых случаях оформлены в виде «курсива».

Настоящей жалобой не обжалуется постановление суда кассационной инстанции, однако ответчик вынужден в обоснование заявленных доводов также ссылаться на указанное постановление в связи с тем, что обжалуемое постановление суда апелляционной инстанции принято судом апелляционной инстанции«с учетом указаний кассационного суда».

Прошу суд кассационной инстанции рассмотреть доводы настоящей жалобы и отменить решение суда первой инстанции, постановление суда апелляционной инстанции полностью, направить дело на новое рассмотрение в связи со следующим.

ОСНОВАНИЯ ОБЖАЛОВАНИЯ СУДЕБНЫХ АКТОВ

 И ДОВОДЫ ЗАЯВИТЕЛЯ ЖАЛОБЫ

  1. Безусловные основания для отмены решения суда первой инстанции, постановления суда апелляционной инстанции: отсутствие в деле протоколов судебных заседаний суда первой инстанции.

 Отсутствие в деле протоколов судебных заседаний.

В материалах дела отсутствуют:

- протокол судебного заседания от <…> г.

- протокол судебного заседания от <…> г.

Согласно ст. 155 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее также – АПК РФ) в ходе каждого судебного заседания арбитражного суда первой инстанции, а также при совершении отдельных процессуальных действий вне судебного заседания ведется протоколирование с использованием средств аудиозаписи и составляется протокол в письменной форме.

Как обоснованно полагает ответчик, имеющийся в материалах дела протокол от <…> г., составленный <…> г. (т. 5, л. д. - 18), не может быть признан протоколом судебных заседаний от <…> и <…> г., так как противоречит требованиям ст. 155 АПК РФ в том числе в связи с отсутствием пояснений эксперта П.Н.В. и ответов на вопросы суда и сторон.

В нарушение положений ч. 6 ст. 268 АПК РФ суд апелляционной инстанции не проверил наличие (отсутствие) нарушений норм процессуального права, которые в соответствии с ч. 4 ст. 270 АПК РФ являются основанием для отмены решения арбитражного суда первой инстанции.

В силу п. 6 ч. 4 ст. 288 АПК РФ основаниями для отмены решения, постановления арбитражного суда в любом случае является отсутствие в деле протокола судебного заседания или подписание его не теми лицами, которые указаны в статье 155 АПК РФ.

В соответствии с п. 6 ч. 4 ст. 270, п. 6 ч. 4 ст. 288 АПК РФ отсутствие в деле протокола судебного заседания в любом случае является основанием для отмены судебного акта, следовательно, решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции подлежит отмене.

 

  1. Существенные нарушения норм процессуального права, повлиявшие на исход дела, которые привели к принятию неправильного решения. Нарушения пределов рассмотрения дела судами апелляционной и кассационной инстанций, принципов судопроизводства в арбитражных судах.
  1. Нарушения пределов рассмотрения дела судом апелляционной инстанций. Несоответствие выводов, изложенных в постановлении, обстоятельствам дела.

Суд кассационной инстанции, рассмотрев дополнительно представленные истцом письменные доказательства, отменил постановление Девятого арбитражного апелляционного суда №<…> от <…> г., направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Суд кассационной инстанции, в частности, указал в постановлении об использовании ответчиком взаимоисключающих доводов: о неиспользовании в его изделиях всех существенных признаков промышленных образцов и каждого признака независимых пунктов формулы полезной модели и о наличии права преждепользования в отношении использования полезной модели и промышленных образцов истца.

В постановлении суда апелляционной инстанции при повторном рассмотрении также сделан вывод о наличии «взаимоисключающих доводов» ответчика(«с учетом указаний кассационного суда»).

Однако каких-либо доказательств, на основании которых судами сделаны выводы о «взаимоисключающих доводах»ответчика, постановления судов апелляционной и кассационной инстанции материалы дела не содержат.

Настоящее дело дважды было предметом рассмотрения в суде апелляционной инстанции, результатами которых были принятия судами апелляционной инстанций 2-х различных судебных актов.

Как следует из материалов дела, истец неоднократно (при первом и повторном рассмотрении дела) представлял в суд апелляционной инстанции документы, в том числе: отзыв на апелляционную жалобу (первое рассмотрение), отзыв на апелляционную жалобу (повторное рассмотрение), отзыв на дополнение к апелляционной жалобе (повторное рассмотрение).

Вышеназванные документы, неоднократно представленные истцом в суд апелляционной инстанции, не содержали в качестве приложений ни каких-либо доказательств, ни дополнительных доказательств, ни ходатайств в обоснование невозможности предоставления доказательств в суд первой инстанции. Таким образом, суд апелляционной инстанции не принимал и не рассматривал по существу (абз. 2 ч. 2 ст. 262 АПК РФ) документы, представленные истцом для обоснования возражений относительно апелляционной жалобы, по причине их отсутствия.

Согласно ч. 1 ст. 268 АПК РФ при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело. В силу ч. 2 указанной нормы дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, в том числе в случае, если судом первой инстанции было отклонено ходатайство об истребовании доказательств, и суд признает эти причины уважительными. Каких-либо ходатайств истца, обосновывающих невозможность предоставления каких-либо доказательств в суд первой или апелляционной инстанции, материалы дела не содержат.

В соответствии со ст. 155 АПК РФ лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с аудиозаписью судебного заседания, протоколами судебного заседания и протоколами о совершении отдельных процессуальных действий и представлять замечания относительно полноты и правильности их составления в трехдневный срок после подписания соответствующего протокола. Исходя из материалов дела, представители истца неоднократно знакомились с материалами дела.

Однако, как следует из материалов дела, каких-либо замечаний истца на протоколы судебных заседаний, в соответствии с которыми истец оспаривал бы протоколы в части отсутствия в них сведений о «взаимоисключающих доводах» ответчика, каких-либо замечаний истца относительно полноты или правильности составления протоколов судебных заседаний в материалах дела не имеется.

Как следует из протоколов судебных заседаний, сторонам настоящего дела «процессуальные права, обязанности, разъяснены, понятны».

Согласно ст. 9 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. В силу ч. 2, 3 ст. 41 АПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные АПК РФ неблагоприятные последствия. Лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, предусмотренные АПК РФ и другими федеральными законами или возложенные на них арбитражным судом в соответствии с АПК РФ. Неисполнение процессуальных обязанностей лицами, участвующими в деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные АПК РФ последствия. Ни одно из вышеназванных действий, определенных положениями АПК РФ в качестве добросовестного использования процессуальных прав и надлежащего исполнения процессуальных обязанностей, истцом не выполнено.

Согласно ч. 3 ст. 15 АПК РФ судебные акты должны быть законными, обоснованными, мотивированными. В оспариваемом постановлении суда апелляционной инстанции отсутствуют какие-либо мотивы указания в судебном акте «взаимоисключающих доводов» ответчика, за исключением ссылки на «учет указаний кассационного суда».

Как полагает ответчик, суд апелляционной инстанции нарушил пределы рассмотрения дела, установленные ст. 268 АПК РФ, принципы независимости судей, экономии процессуальных средств, состязательности арбитражного процесса.Вывод суда о «взаимоисключающих доводах» не соответствуют обстоятельствам дела.

  1. Нарушения пределов рассмотрения дела судом кассационной инстанции, повлекшие нарушение пределов рассмотрения дела судом апелляционной инстанции.Стенограмма, представленная истцом, является ненадлежащим доказательством (т. 5, л. д. 78 - 80).

В судебных актах судов апелляционной и кассационной инстанций отсутствуют указания на какие-либо доказательства, в соответствии с которыми судами сделан вывод о «взаимоисключающих доводах» ответчика. Также в судебных актах отсутствуют мотивы, по которым суд не применил положения ст. ст. 6 – 9, ст. 41, 67, 68, 71, 75, 155, 268, 286 АПК РФ.

Как предполагает ответчик, вывод о «взаимоисключающих доводах» ответчика в постановлении судов кассационной и апелляционной инстанцийвозник следующим образом.

Истец в обоснование доводов, изложенных в кассационной жалобе, представил суду кассационной инстанции в качестве дополнительного доказательства письменное доказательство, поименованное истцом как «Стенограмма аудиозаписи судебного заседания от <…> г.» (далее также – «стенограмма»). Как полагал истец, содержание стенограммы от <…> г. подтверждает наличие «противоречивых доводов» ответчика.

При этом в самой жалобе истец ссылался на судебные заседания от <…> г. (абз. 5 стр. 1) и <…> г. (абз. 5 стр. 2 жалобы), которые якобы подтверждают наличие «противоречивых доводов» ответчика. Однако ни <…> г., ни <…> г. судебных заседаний не проводилось. Сведений о том, каким образом, стенограмма судебного заседания от <…> г. подтверждает наличие «противоречивых доводовответчика», якобы имевших место <…> и <…> г., кассационная жалоба истца не содержала.

По мнению истца, указанная стенограмма якобыподтверждала довод истца о наличии «противоречивых доводов ответчика» в материалах дела. При этом каких-либо иных конкретныхдоказательств в обоснование данного довода в жалобе не приводится. Ссылки истца в жалобе о наличии «противоречивых доводов ответчика», якобы имевших место <…> и <…> г., не могли быть приняты судами во внимание, так как резолютивная часть решения суда первой инстанции была объявлена <…> г.

Таким образом, по мнению ответчика, выводы, изложенные в постановлении суда апелляционной инстанции, в том числе в отношении «взаимоисключающих доводов» ответчика (с учетом указаний кассационного суда), не соответствуют материалам дела.

Необходимо заметить, что ни в кассационной жалобе, ни в иных документах, предъявленных истцом в суд апелляционной инстанции, не содержится ходатайств истца о приобщении в материалы дела новых (дополнительных) доказательств. Однако стенограмма была предоставлена истцом именно в качестве нового (дополнительного) доказательства, якобы подтверждающего «противоречивые доводы ответчика»(цитата из кассационной жалобы истца), на основании которого судами делается вывод о наличии «взаимоисключающих доводов» ответчика.

Согласно ст. 75 АПК РФ вышеназванная стенограмма на бумажном носителе является письменным доказательством, содержащем, по мнению истца, сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, выполненном в форме графической записи.

Суд кассационной инстанции (а далее также суд апелляционной инстанции) рассмотрел дополнительно представленное истцом письменное доказательство в виде стенограммы, по результатам рассмотрения которого указал в постановлении о наличии «взаимоисключающих доводов» ответчика, отменил постановление суда апелляционной инстанции и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

По мнению ответчика, суд кассационной инстанции, самостоятельно оценив письменное доказательство – стенограмму, представленную истцом, которое не было предметом рассмотрения судами первой и апелляционной инстанций, нарушил требования ст. 286 АПК РФ, установившей пределы рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции. Данный довод ответчика о нарушении пределов рассмотрения дела, установленных ст. 268 АПК РФ, также относится к суду апелляционной инстанции, который принял обжалуемое постановление «с учетом указаний кассационного суда», изложив в указанном постановлении вывод о «взаимоисключающих доводах» ответчика, который не соответствует обстоятельствам дела.

Как полагает ответчик, не подтверждающая доводы истца о наличии «противоречивых доводов ответчика», а, следовательно, и несоответствующий обстоятельствам дела вывод суда апелляционной инстанции о наличии «взаимоисключающих доводов» ответчика, стенограмма:

1) Является ненадлежащим доказательством, в том числе не соответствует требованиям, предъявляемым к письменным доказательствам, не содержит подписи составителя стенограммы – представителя истца, не заверена надлежащим образом.Не понятно, кем, когда и каким образом составлялась указанная стенограмма, кто несет ответственность за недостоверность данных, указанных в ней, при их наличии.

2) Неправомерно заменяет предусмотренное АПК РФ процессуальное действие в виде прав лиц, участвующих в деле, на подачу замечаний на протокол относительно полноты и правильности составления протокола иным действием. Во время рассмотрения настоящего дела в судах первой, апелляционной инстанции (двукратно) истец ни разу не использовал право на подачу замечаний на протокол судебного заседания.

3) Не предъявлялась истцом ни в суд первой инстанции, ни в суд апелляционной инстанции, что свидетельствует о недобросовестном использовании процессуальных прав. При этом суд кассационной инстанции указал на то, что «заявитель жалобы (истецпримечание представителя ответчика) не представил доказательств того, что он был лишен возможности в рамках апелляционного производства представить возражения относительно доказательств и доводов ответчика о наличии у него права преждепользования».

4) Не подтверждена письменным отказом ответчика от заявления о признании права преждепользования в связи с отсутствием такого признания в материалах дела.

5) Представляет собой выборочное, вырванное из контекста, описание событий в выгодном для истца свете.

6) Не является стенографической записью, которая должна осуществляться посредством использования специальных техники, знаний, символов.

7) Не была предметом рассмотрения и исследования в суде апелляционной инстанции (ни при первом, ни при повторном рассмотрении дела), в суде кассационной инстанции.

8) Не указывается в ходатайстве истца о приобщении дополнительных доказательств с обоснованием невозможности их предоставления в суды первой, апелляционной, кассационной инстанций по причине отсутствия таких ходатайств в материалах дела.

9) Является новым (дополнительным) доказательством, которое истец имел возможность предоставить в суд апелляционной инстанции, однако не представил, нарушив положения ст. ст. 9, 41, 65, 268 АПК РФ.

10) Датирована <…> г., однако в кассационной жалобе истец ссылается на «противоречивые доводы ответчика», «отказ ответчика от заявления от признания права преждепользования», которые якобы имели место в судебных заседаниях <…> г.и <…> г., следовательно, не понятно к какому именно судебному заседанию относится указанная стенограмма.

 Таким образом, суд кассационной инстанции, самостоятельно оценив письменное доказательство – стенограмму, ненадлежащее доказательство, которое не было предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций, нарушил требования ст. 286 АПК РФ, установившей пределы рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции.

Следовательно, и выводы, изложенные в постановлении суда апелляционной инстанции (с учетом указаний кассационного суда о «взаимоисключающих доводах» ответчика), не соответствуют обстоятельствам дела, нарушают пределы, установленные ст. 268 АПК РФ.

  1. Неправильное применение норм процессуального права и нарушения норм материального права, которые повлекли принятие неправильных судебных актов.
  1. Оспаривание ответчиком экспертного заключения в качестве ненадлежащего доказательства соответствует принципу добросовестности, предусмотренному Гражданским кодексом РФ (далее также – ГК РФ) и АПК РФ, в соответствии с которыми участники гражданских правоотношений и лица, участвующие в деле, должны действовать добросовестно, в том числе при защите своих прав в суде.

В рамках настоящего дела судом первой инстанции была назначена судебная экспертиза.

Кандидатуры экспертов, предложенные ответчиком, высокая квалификация которых была подтверждена документально, отклонены судом первой инстанции. В качестве эксперта судом назначена эксперт П.Н.В., кандидатура которой предложена истцом. Ходатайство ответчика о назначении повторной судебной экспертизы оставлено судом апелляционной инстанции без удовлетворения.

По мнению ответчика, судебная экспертиза была проведена с существенными нарушениями норм процессуального права и норм материального права. Указанные нарушения, допущенные экспертом, на которые ответчик неоднократно обращал внимание судов, отражены в материалах дела, а также изложены ниже (п. 2 настоящего раздела).

Как следует из обжалуемых судебных актов, оспаривание ответчиком судебной экспертизы и предоставление иных доказательств в обоснование наличия права преждепользования являются «взаимоисключающими доводами» ответчика.

По мнению заявителя жалобы, выводы суда апелляционной инстанции(«с учетом указаний кассационного суда») не соответствуют обстоятельствам дела вследствие неправильного применения норм материального права и норм процессуального права. Указанный вывод ответчика основан на следующем.

1) Как полагают суды кассационной и апелляционной инстанций, вне зависимости от наличия нарушений норм процессуального права и норм материального права, допущенных при проведении судебной экспертизы, ответчик должен был признать правильность судебной экспертизы. Ответчик также имел возможность и право признать судебную экспертизу, не обращая внимания судов на нарушения, имевшие место при ее проведении, не возражая против доказательств, которые, по мнению ответчика, являются ненадлежащими, извлекая преимущества из результатов судебной экспертизы, которая, по мнению ответчика, проведена с нарушениями норм процессуального права и норм материального права. Указанные действия поименованы в ст. 10 ГК РФ (злоупотребление правом), поэтому и не были совершены ответчиком.

2) Однако согласно п. 3 ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В силу п. 4 указанной нормы никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

3) Вышеизложенному принципу добросовестности соответствует п. 2 ст. 41 АПК РФ, в соответствии с которым лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Состязательный характер арбитражного процесса не исключает действие принципов добросовестности и законности, обладающих несомненным приоритетом по сравнению с принципом состязательности.

4) Оспаривание ответчиком судебной экспертизы, квалификации эксперта, наличия у эксперта специальных знаний и соответствующего опыта, выводов эксперта подтверждается материалами дела, соответствует основополагающему принципу гражданского законодательства – принципу добросовестности, который также должен применяться при судопроизводстве в арбитражных судах.

5) В силу ст. 15 АПК РФ, принимаемые арбитражным судом судебные акты должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Ненадлежащие доказательства не могут быть положены в основу законного и обоснованного судебного акта.

6) Оспаривание ответчиком судебной экспертизы и экспертного заключения являлось процессуально-правовыми возражениями ответчика против судебной экспертизы, которая проведена с нарушениями норм процессуального права, и являлась ненадлежащим доказательством, противоречащим нормам процессуального права.

7) Оспаривая судебную экспертизу и экспертное заключение, ответчик исходил из того, что ненадлежащее доказательство (судебное экспертное заключение), противоречащее нормам материального и процессуального права, не может быть надлежащим основанием законного, обоснованного и мотивированного судебного решения.

8) Целью оспаривания ответчиком судебной экспертизы и экспертного заключения также являлось пресечение возможного последующего обжалования истцом решения суда первой инстанции, которое могло быть основано на том, что при проведении судебной экспертизы допущены существенные нарушения норм процессуального права.

АПК РФ наделяет истца и ответчика равными возможностями, равными правами и обязанностями по защите их интересов в ходе судебного разбирательства.

Ответчик вправе выдвинуть возражения против иска – материально-правовые и процессуально-правовые. Право и возможность для ответчика выдвигать подобные возражения вытекают из состязательного характера арбитражного процесса.

Первоначально ответчик использовал такое средство защиты как приведение доводов об отсутствии у истца субъективного материального права, оспаривая протоколы осмотра, заключение досудебной экспертизы.

Далее ответчик использовал такое средство защиты как оспаривание судебной экспертизы и экспертного заключения, ссылаясь на существенные нарушения норм процессуального права и норм материального права, наличие которых подтверждается материалами дела.

После того как суд первой инстанции не обратил внимания на доводы ответчика в отношении эксперта и судебной экспертизы, ответчик использовал иное средство защиты, относящееся к наличию у него права преждепользования, возникшего до даты приоритетов истца.

Исходя из принципов равенства и состязательности сторон, изменение ответчиком способа защиты, которое заключается в использовании различных средств защиты, не противоречит положениям АПК РФ. Как следует из материалов дела, в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции ответчик заявил о наличии права преждепользования, что не противоречит положениям АПК РФ.

  1. Отсутствие в материалах дела документов, подтверждающих обладание экспертом специальными знаниями, иных документов, которые должны быть в материалах дела. Нарушения норм процессуального права, повлекшие принятие неправильных судебных актов.

В ходе судебного заседания от <…> г. эксперт П.Н.В., вызванная по инициативе суда первой инстанции в судебное заседание, давала пояснения, а также отвечала на дополнительные вопросы сторон настоящего дела. Однако в материалах дела отсутствуют пояснения и ответы вышеназванного эксперта на вопросы сторон настоящего дела и суда первой инстанции.

Согласно абзацу 3 ч. 3 ст. 86 АПК РФ ответы эксперта на дополнительные вопросы лиц, участвующих в деле, заносятся в протокол судебного заседания.

Однако каких-либо ответов эксперта П.Н.В. на дополнительные вопросы сторон настоящего дела и суда первой инстанции протоколы судебных заседаний не содержат.В материалах дела также отсутствует отдельный документ, оформленный в связи с совершением указанных отдельных процессуальных действий, а также разъясняющий эксперту П.Н.В. уголовно-правовые последствия за дачу заведомо ложных пояснений (ответов на вопросы), скрепленный распиской, выполненной на отдельном бланке, содержащем все необходимые сведения.

Требование суда, адресованное эксперту П.Н.В., о предоставлении оригиналов подтверждающих документов не выполнено указанным экспертом.

Доводы ответчика о том, что эксперт не обладал специальными знаниями, необходимыми опытом и квалификацией, также подтверждаются материалами дела.

В качестве подтверждения обладания вышеуказанным экспертом специальными знаниями (необходимой квалификацией) истцом представлены в материалы дела копии дипломов, выданные на имя С.Н.В. (иное физическое лицо, не является участником арбитражного процесса), а именно:

1) Копия диплома № <…>, выданного С.Н.В., иному физическому лицу, не являющемуся участником арбитражного процесса (т. 2, л.д. - 64).

2) Копия диплома Я № <…>, выданного С.Н.В., иному физическому лицу, не являющемуся участником арбитражного процесса (т. 2, л.д. - 65).

При этом также необходимо учитывать то, что даже несмотря на требование суда первой инстанции г-жа П.Н.В. (эксперт, назначенный судом) отказалась представить оригиналы документов, подтверждающих обладание ею специальными знаниями, наличие необходимой квалификации.Таким образом, наличие специальных знаний и необходимой квалификации не подтверждаются материалами дела, что влечет необоснованность выводов, изложенных в так называемом экспертном заключении.

Вышеназванный довод ответчика об отсутствии у эксперта необходимой квалификации не является «взаимоисключающим», так вне зависимости от того, подтверждают или не подтверждают выводы эксперта, назначенного судом, право преждепользования ответчика лица, участвующие в деле, должны руководствоваться принципами законности судебного акта, добросовестности и справедливости.

Указанный довод ответчика подтверждается данными нижеприведенной таблицы № 1, которая представляет собой письменную расшифровку части судебного заседания от <…> г.

Согласно данным, изложенным в таблице, эксперт, назначенный судом первой инстанции, в ответ на требования суда первой инстанции предоставить оригиналы документов, подтверждающих то, что эксперт является «является компетентным в вопросах проведения экспертизы» (цитата), является «экспертом по вопросам патентоведения», эксперт заявляет об их отсутствии.


Таблица № 1 «Письменная расшифровка части судебного заседания от <…> г., подтверждающая довод ответчика»

Согласно ст. 65 АПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые ссылается в обоснование своих требований. В силу ст. 68 АПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону, должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами. Согласно ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

В соответствии со ст. 158 АПК РФ арбитражный суд может отложить судебное разбирательство, если признает, что оно не может быть рассмотрено в данном судебном заседании.

Исходя из вышеизложенного, по меньшей мере, суд первой инстанции должен был отложить судебное разбирательство для дальнейшего всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследования доказательств – пояснений эксперта П.Н.В., а также учесть отсутствие в материалах дела копий документов, подтверждающих наличие у эксперта П.Н.В.

По мнению заявителя жалобы, нарушения норм процессуального права, связанные с экспертизой, назначенной судом первой инстанции, отсутствие в судебных актах судов первой и апелляционной инстанции правовой оценки судебной экспертизы и ее результатов также повлекли за собой возникновение «взаимоисключающих доводов» ответчика, о наличии которых указано в постановлении суда апелляционной инстанции (с учетом указаний суда кассационной инстанции).

Как полагает ответчик, процессуальные ошибки и (или) нарушения норм процессуального права, не могут быть заменены на выводы судов первой и апелляционной инстанции о «взаимоисключающих доводах» ответчика, которые возникли в результате таких ошибок и (или) нарушений. В противном случае выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии «взаимоисключающих доводах» ответчика будет являться прикрытием нарушений норм процессуального права, допущенных судами первой и апелляционной инстанций, что противоречит принципам законности, объективности, добросовестности, разумности.

По мнению ответчика, судами первой и апелляционной инстанций нарушены нормы процессуального права, повлекшие принятие неправильных судебных актов.

Как полагает ответчик, вышеназванные обстоятельства, изложенные в разделах I и II настоящей жалобы, по отдельности и в их совокупности, являются существенными нарушениями норм процессуального права, которые повлияли на исход настоящего дела, повлекли за собой принятие неправильного решения.

Руководствуясь вышеназванными нормами процессуального законодательства, а также учитывая отсутствие в материалах настоящего дела:

- протоколов судебных заседаний от <…> и от <…> г.;

- ответов и пояснений эксперта П.Н.В. на дополнительные вопросы лиц, участвующих в деле;

- расписки эксперта П.Н.В., подтверждающей разъяснение последней уголовно-правовых последствий за дачу пояснений;

- документов, подтверждающих обладание экспертом П.Н.В. специальных знаний и наличие необходимой квалификации;

- отказа эксперта П.Н.В. предоставить суду первой инстанции оригиналы документов, подтверждающих наличие необходимой квалификации и специальных знаний;

- копий дипломов, подтверждающих квалификацию иного эксперта (С.Н.В.);

- извещения ответчика о месте и времени проведения экспертизы, обязательность которого предусмотрена определением суда первой инстанции о назначении экспертизы,

по мнению ответчика, вышеназванные обстоятельства являются безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, постановления суда апелляционной инстанции.

В нарушение положений ч. 6 ст. 268 АПК РФ суд апелляционной инстанции не проверил наличие (отсутствие) нарушений норм процессуального права, которые в соответствии с ч. 4 ст. 270 АПК РФ являются основанием для отмены решения арбитражного суда первой инстанции.

Как полагает ответчик, суды первой и апелляционной инстанций неполно выяснили обстоятельства, имеющие значение для дела, ошибочно посчитали доказанными обстоятельства, которые не были установлены.

Следовательно, выводы, изложенные в решении суда первой инстанции и в постановлении суда апелляционной инстанции, не соответствуют обстоятельствам дела в том числе заключению эксперта П.Н.В., пояснениям указанного эксперта, ответов на вопросы данного эксперта, которые не занесены в протоколы судебных заседаний.

IV. Существенные нарушения норм процессуального права, повлиявшие на исход судебного разбирательства: нарушения принципов неизменности состава суда, непрерывности и непосредственности судебного разбирательства, независимости и беспристрастности суда.

1. Нарушение принципа неизменности состава суда.

Судебное разбирательство по настоящему делу в суде первой инстанции проходило под председательством нижеуказанных судей:

1) Судьи Х.Е.А.

2) Судьи М.А.В.

3) Судьи Ч.А.С.

4) Судьи С.Н.М.

Согласно «Распоряжению о замене судьи на основании ст. 18 АПК РФ и п. 37 Регламента арбитражных судов РФ» от <…> г., скрепленного подписью заместителя председателя Арбитражного суда г. Москвы Б.А.Н. (т. 2, л. д. - 116), в связи с наличием оснований, предусмотренных п. 2 ч. 3 ст. 18 АПК РФ, произведена замена судьи Х.Е.А. (болезнь) судьей С.Н.М.

Таким образом, замена судьи должна быть произведена с соблюдением требований ст. 18 АПК РФ. Согласно п. 1 Регламента арбитражных судов регламент является обязательным для всех арбитражных судов Российской Федерации.

Исходя из положений п. 37 Регламента арбитражных судов заместителю председателя Арбитражного суда г. Москвы не предоставлено право разрешать вопрос о замене судьи. Согласно п. 37 Регламента арбитражных судов вопрос о замене судьи решается:

- Председателем судебного состава;

- Председателем коллегии;

- Председателем арбитражного суда.

В соответствии с протоколом судебного заседания от <…> г. (т. 2, л. д. - 117) и определением суда от <…> г. (т. 2, л. д. - 118) судебное разбирательство по настоящему делу не было произведено судьей С.Н.М. с самого начала, а было продолжено судом в нарушение положений п. 5 ст. 18 АПК РФ, п. 37 Регламента арбитражных судом РФ.

В силу п. 5 ст. 18 АПК РФ в случае замены судьи в процессе рассмотрения дела судебное разбирательство должно быть произведено с самого начала.

В соответствии с правовой позицией ВАС РФ, изложенной в п. 3.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 г. № 12, согласно ч. 1 ст. 18 АПК РФ состав суда для рассмотрения конкретного дела формируется с учетом нагрузки и специализации судей в порядке, исключающем влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства. Независимость и беспристрастность суда (ч. 2 ст. 5 АПК РФ) обеспечивается в том числе порядком формирования состава суда, включая основания и порядок замены судьи (части 2 - 5 ст. 18 АПК РФ).

Как указано в действующей на момент осуществления замены судьи редакции п.1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 г. № 82, замена судьи или одного из судей в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 18 АПК РФ, производится с соблюдением требований ст. 18 АПК РФ и установленного в суде порядка распределения дел (п. 37 Регламента арбитражных судов РФ). О замене судьи председатель судебного состава (председатель судебной коллегии, председатель арбитражного суда) издает распоряжение или выносит определение, которое приобщается к материалам дела.

Как полагает ответчик, при рассмотрении настоящего дела были нарушены порядок формирования судебного состава (порядок замены судьи), нарушены принципы неизменности состава суда, непрерывности и непосредственности судебного разбирательства по настоящему делу, что повлекло за собой принятие неправильных судебных актов. Данный вывод ответчика в том числе обусловлен нижеуказанными доводами.

По мнению ответчика, несоблюдение положений ст. 18 АПК РФ и п. 37 вышеназванного регламента являются существенными нарушениями норм процессуального права, повлиявшими на исход дела и повлекшими принятие неправильного решения.

Данный вывод ответчика обусловлен не только нарушениями вышеуказанной нормы и вышеназванного регламента, но и сложностью спора, большим объемом представленных сторонами доказательств, количеством судебных заседаний, наличием многочисленных досудебных и судебных экспертиз, другими обстоятельствами, имеющими значение для правильного рассмотрения настоящего дела. Рассмотрение дела не с начала повлияло на исход судебного разбирательства.

V. Нарушение норм процессуального права судами первой и апелляционной инстанций, которое повлекло принятие неправильных судебных актов.

1. Нарушение судом апелляционной инстанции положений ст. 268 АПК РФ.

Судом апелляционной инстанции нарушены правила рассмотрения дела в порядке апелляционного производства, установленные ч. 1 ст. 268 АПК РФ, поскольку апелляционным судом повторно не рассмотрены имеющиеся в деле доказательства, в частности, не исследовалось заключение патентоведческой экспертизы, а вплоть до опечаток повторена оценка, приведенная в решении суда первой инстанции. Следствием допущенного существенного нарушения норм процессуального права явилось несоответствие выводов судов, изложенных в обжалуемых судебных актах, имеющимся в деле доказательствам, в частности, заключению патентоведческой экспертизы, назначенной судом первой инстанции.

Из выводов по назначенной судом первой инстанции патентоведческой экспертизы следует, что нарушение исключительных прав Истца выявлены в двух изделиях:

- <…> (нарушены патент № <…> на полезную модель <…> и патент № <…> на промышленный образец <…>);

- <…> (нарушен патент № <…> на промышленный образец <…>).

Однако судом первой инстанции в резолютивной части решения были произвольно изменены название патента Истца № <…>, <…> и название изделия Ответчика <…> (суд первой инстанции вместо наименования полезной модели указывает наименование изделия).

Судом апелляционной инстанции на основании данного вывода в оспариваемом постановлении утверждается, что Ответчик использовал патенты Истца в трех изделиях:

- <…>;

- <…>;

- <…> (абзац 8 стр.4, и абзац 3 стр.5 обжалуемого постановления суда апелляционной инстанции).

Следовательно, судом апелляционной инстанции не исследовалось заключение патентоведческой экспертизы, на основании которого суд апелляционной инстанции делает свои выводы в оспариваемом постановлении.

По мнению заявителя жалобы, неправомерно делать вывод, излагая его в судебном акте, без исследования доказательств. Изложение вывода без исследования доказательств является нарушением норм процессуального права, которое привело к нарушению норм процессуального права, повлекшими принятие неправильных судебных актов.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции относительно того, что промышленные образцы и полезная модель Истца использованы в трех изделиях Ответчика не соответствует имеющимся в деле доказательствам, что является основанием для отмены судебного акта в соответствии с ч. 1 ст. 288 АПК РФ.

2. Суд первой инстанции при вынесении решения вышел за рамки заявленных ООО «А» исковых требований.

Так, истец обращался в Арбитражный суд города Москвы, в том числе, со следующими исковыми требованиями:

1) Признать незаконными действия ООО «Т» по изготовлению, хранению, предложению к продаже, рекламе, продаже на территории Российской Федерации и иному вводу в хозяйственный оборот на территории Российской Федерации изделий <…>, <…>, <…>.

2) Запретить ООО «Т» осуществлять изготовление, предложение к продаже, рекламу, продажу на территории Российской Федерации, хранение в указанных целях, ввоз на территорию Российской Федерации и любой иной ввод в хозяйственный оборот на территории Российской Федерации изделий <...>, <…>, <…>.

3) Обязать ООО «Т» за свой счет изъять из продажи на всей территории Российской Федерации изделия <…>, <…>, <…>.

Однако суд первой инстанции в резолютивной части решения признал, запретил и обязал совершить вышеуказанные действия в отношении всех изделий, используемых ООО «Т», а не в отношении трех конкретных изделий, заявленных истцом.

Судом апелляционной инстанции также не были исследованы и исправлены данные процессуальные нарушения суда первой инстанции.

В соответствии с частью 1 статьи 168 АПК РФ при принятии решения арбитражный суд оценивает доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений; определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, какие законы и иные нормативные правовые акты следует применить по данному делу; устанавливает права и обязанности лиц, участвующих в деле; решает, подлежит ли иск удовлетворению.

Приведенная процессуальная норма не предоставляет арбитражному суду права выйти за пределы искового заявления и вынести решение по требованиям, не заявленным истцом. Данный вывод, в том числе, установлен Определением ВАС РФ от 24.09.2012 года № ВАС-11675/12.

Таким образом, судом первой инстанции было допущено существенное нарушение норм процессуального права (ст. 168 АПК РФ), судом апелляционной инстанции данные нарушения также не были исправлены (в нарушение ч. 3 ст. 270 АПК РФ).

Существенное нарушение арбитражными судами первой и апелляционной инстанций указанных норм процессуального права привели к принятию неправильных судебных актов, обжалуемых ответчиком, что является основанием для отмены судебных актов в соответствии с ч. 3 ст. 288 АПК РФ.

В целях обоснования вышеназванных доводов ответчика ниже приводится таблица сопоставления заявленных исковых требований и удовлетворенных исковых требований, изложенных в резолютивной части решения суда первой инстанции, подтверждающих выход за пределы заявленных в исковом заявлении требований.

Таблица № 2 «Сопоставление заявленных и удовлетворенных требований, изложенных соответственно в исках и в решении суда» подтверждающая доводы ответчика, прилагается к настоящей жалобе.


VI. Несоответствие выводов судов первой и апелляционной инстанций, изложенных в решении и постановлении, обстоятельствам дела. Применение судами формального подхода, противоречащего задачам судопроизводства в арбитражных судах.

1. Формальный подход судов первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего дела, противоречащий задачам судопроизводства в арбитражных судах, положениям ст. 71 АПК РФ. Возражения ответчика в отношении судебной экспертизы не рассмотрены судами.

По мнению заявителя жалобы, при рассмотрении настоящего дела суды первой и апелляционной инстанции, применили формальный подход, негативно повлиявший на исход судебного разбирательства, который противоречит задачам судопроизводства в арбитражных судах.

В частности, в ответ на ходатайство ответчика о приобщении в материалы дела документов, обосновывающих возражения в отношении судебной экспертизы, судом первой инстанции было заявлено об отсутствии такой необходимости вследствие придания экспертному заключению заранее установленной силы, что противоречит положениям ст. 71 АПК РФ.

Данный вывод ответчика подтверждается данными нижеприведенной таблицы № 3, которая представляет собой письменную расшифровку части судебного заседания от <…> г.

Таблица № 3 «Письменная расшифровка части судебного заседания от <…> г., подтверждающая довод ответчика»

 

(Соответствие вышеуказанной фразы содержанию аудиозаписи судебного заседания от <…> г., а также ее правильность и достоверность подтверждаются аудиозаписью и подписью представителя ответчика, расположенной на последней странице настоящей жалобы. Аудиозапись имеется в материалах дела, а также будет приобщена ответчиком к кассационной жалобе и/или к дополнениям к кассационной жалобе).

Таким образом, суд первой инстанции, даже не исследовав и не оценив доказательства ответчика, незамедлительно относит доказательства ответчика к ненадлежащим, придавая им заранее установленную силу, меньшую по сравнению с другими.

Согласно п. 4 ст. 71 каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. В соответствии с п. 5 указанной нормы никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Применение формального подхода, нарушения положений ст. 71 АПК РФ не способствовало полному выяснению обстоятельств, повлияло на выводы судов первой и апелляционной инстанций, что повлекло за собой принятие неправильных судебных актов.

2. Неиспользование судами первой и апелляционной инстанции в целях полного выяснения обстоятельств комплекса процессуальных прав и обязанностей при необходимости их использования. Отсутствие у судов специальных технических знаний.

По мнению ответчика, в целях полного выяснения обстоятельств, соответствия выводов судов обстоятельствам дела суды первой и апелляционной инстанций не в полной мере использовали процессуальные права и обязанности, предусмотренные нормами процессуального законодательства. При этом необходимость их применения была очевидной и обусловлена отсутствием у судов необходимых технических и иных специальных знаний в сфере изготовления пластмассовых изделий, использовании технологического оборудования, технологических карт, а также пресс-форм, предназначенных именно для выпуска изделий ответчика, иных доказательств, представленных ответчиком в обоснование довода о наличии права преждепользования.

Вышеуказанный довод ответчика, свидетельствующий об отсутствии у суда первой инстанции необходимых знаний, о необходимости вызова специалиста для получения необходимых консультаций, подтверждается материалами дела.

В частности, об отсутствии необходимых знаний в вышеназванных сферах, относящихся к применению технологического оборудования, технологических карт, пресс-форм было заявлено непосредственно судом первой инстанции. Данный довод ответчика подтверждается данными, указанными в нижеприведенной таблице № 4, которая представляет собой письменную расшифровку части судебного заседания.

Таблица № 4 «Письменная расшифровка части судебного заседания от <…> г., подтверждающая довод ответчика»

 

(Соответствие вышеуказанной фразы содержанию аудиозаписи судебного заседания от <…> г., а также ее правильность и достоверность подтверждаются аудиозаписью и подписью представителя ответчика, расположенной на последней странице настоящей жалобы. Аудиозапись имеется в материалах дела, а также будет приобщена ответчиком к кассационной жалобе и/или к дополнениям к кассационной жалобе).

Таким образом, суд первой инстанции, признав отсутствие необходимых знаний по соответствующей специальности, не использовал положения ст. 55.1 АПК РФ при очевидности необходимости их использования.

Согласно п. 1 ст. 55.1 АПК РФ специалистом в арбитражном суде является лицо, обладающее необходимыми знаниями по соответствующей специальности, осуществляющее консультации по касающимся рассматриваемого дела вопросам.

В соответствии с п. 2 указанной нормы арбитражный суд вправе вызвать лицо в качестве специалиста, которое обязано явиться в суд, ответить на поставленные вопросы, дать в устной форме консультации и пояснения. Однако вызов специалиста при всей очевидности необходимости осуществления такого процессуального действия не был осуществлен судом первой инстанции.

Ходатайство ответчика о проведении повторной экспертизы с привлечением необходимых специалистов и экспертов оставлено судом апелляционной инстанции без удовлетворения.

3. Неверная оценка доказательств судом апелляционной инстанции, повлекшая несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, что повлияло на исход судебного разбирательства.

Обращаю внимание, что судебная экспертиза, назначенная судом первой инстанции, была проведена по иным вопросам, не относящимся к технологии производства, использованию технологического оборудования и технологических карт, пресс-форм, используемых ответчиком для изготовления изделий.

Более того, несмотря на наличие в материалах дела результатов нескольких экспертиз, ни одна из них не может быть рассмотрена в качестве консультации специалиста в вышеназванных сферах, относящихся к технологии производства пластмассовых изделий, использованию памяти оборудования ответчика, которая (память оборудования) не может быть изменена пользователем (ответчиком) в силу технологического запрета производителем какого-либо изменения памяти оборудования и технической невозможностью изменения памяти оборудования, установленными производителем. Наличие вышеназванных знаний или консультации специалиста позволяли установить наличие/отсутствие у ответчика права преждепользования.

Именно данными обстоятельствами обусловлены неверные оценки судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств дела, в том числе:

- неверные оценки технологических карт и дат в них, даты в которых не свидетельствовали о том, что ответчик начал использование тождественных решений после дат приоритетов истца;

- отсутствие оценки пресс-форм ответчика, использование которых возможно только для изделий ответчика, содержащих тождественные решения изделий истца;

- отсутствие оценки фото памяти оборудования, предназначенного для изготовления изделий из пластмассы, память которого (оборудования) не может быть изменена никакими техническими способами.

Необходимо заметить, что консультации единственного специалиста П.Д.Т., сотрудника российского юридического лица – ООО «Э», сервисного инженера высшей квалификации, относительно вышеназванных обстоятельств, в том числе в отношении памяти оборудования, которая не может быть изменена, отвергнуты судом апелляционной инстанции.

При этом суд апелляционной инстанции отклонил доказательства ответчика, в том числе:

- доказательства - фотографии индикаторов оборудования (т. 6, л. д. 13 - 22) с информацией, извлеченной сотрудником ООО «Э» П.Д.Т. из памяти оборудования, заверенные подписью указанного специалиста и скрепленные печатью российского юридического лица – ООО «Э» (ОГРН <…>), сотрудником которого являлся вышеназванный специалист.

Указанные доказательства подтверждают начало производства спорных изделий на оборудовании компании «ВП Ко. Лтд.» в <…> г. и объемах выпуска изделий ответчика.

По мнению ответчика, отклонение судом апелляционной инстанции доказательств ответчика – фотографий памяти (индикаторов) оборудования в связи с признанием этих доказательств, «представленными из-за границы», не соответствует нормам процессуального права.

Указанные доказательства представлены ответчиком в качестве доказательств, исходящих от российского юридического лица, каждая фотография памяти оборудования заверена подписью сотрудника ООО «Э» и скреплена печатью российского юридического лица – ООО «Э». Следовательно, указанные доказательства соответствуют требованиям АПК РФ, предъявляемым к письменным доказательствам, представленным российским юридическим лицом – ООО «Э». Данный вывод ответчика подтверждается материалами дела (т. 6, л. д. 13-22).

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о том, что данные доказательства «представлены из-за границы» и «должны соответствовать определенным требованиям в отношении письменных доказательств, представленным из-за границы» является неправомерным, не соответствующим обстоятельствам дела.

Как указано в постановлении суда апелляционной инстанции, представленное в подтверждении довода о дате возникновения права преждепользования и его объеме с данными о начале производства спорных изделий на оборудовании компании «ВП Ко. Лтд.» в <…> г. и объемах выпуска со ссылками на фотографии памяти оборудования письмо указанной от <…> суд апелляционной инстанции признает не соответствующим ст. 75 АПК РФ.

Ответчик, признавая техническую ошибку, связанную с отсутствием нотариального перевода указанного письма, обращает внимание суда кассационной инстанции на то, что согласно нотариально заверенному переводу «Сертификата для дилера ВП Ко. ЛТД», выданному ООО «Э», а также нотариально заверенному переводу письма от ВП Ко. ЛТД от <…>, адресованному ООО «Т» (прилагаются к настоящей жалобе), содержание которых полностью идентично содержанию вышеназванного письма, не принятого судом апелляционной инстанции (то есть смысловое содержание предыдущего письма не изменялось, ранее изложенные доводы ответчика подтверждены вне зависимости от наличия/отсутствия нотариального удостоверения), а именно:

1) Как ранее и заявлялось ответчиком, российское юридическое лицо – «ООО «Э» является официальным представителем компании ВП Ко. ЛТД на территории России».

2) Как ранее и заявлялось ответчиком, что подтверждается материалами дела (фотографий памяти (индикаторов) оборудования, т. 6, л. д. 13-22), ВП Ко. ЛТД сообщил следующее (ниже цитаты):

2.1) «Со всей определенностью заявляем, что таймер времени запущен на заводе изготовителя термопластавтоматов (ТПА)».

2.2) «Дата ввода данных устанавливается автоматически в режиме реального времени и изменить эту дату категорически нельзя».

2.3) «Сервисный инженер П.Д.Т. доподлинно установил, что на ТПА ND- <…> № <…> <…> года выпуска, приобретенный ООО «Т» по договору № <…> от <…> г. и введенный в эксплуатацию <…> г.:

2.3.1. Изделие <…> стартовало работу (начало производиться) <…> г. с временем рабочего полного цикла 126,1 сек., в сутки изготавливалось 685 шт.;

2.3.2. Изделие <…> стартовало работу (начало производиться) <…> г. с временем рабочего полного цикла 48,2 сек., в сутки изготавливалось 1792 шт.;

2.3.3. Изделие <…> стартовало работу (начало производиться) <…> г. с временем рабочего полного цикла 48,2 сек., в сутки изготавливалось 1792 шт.».

2.4) «На ТПА NE <…> № <…> <…> года выпуска производилось:

2.4.1. Изделие <…> стартовало работу (начало производиться) <…> г. с временем рабочего полного цикла 50,0 сек., в сутки изготавливалось 1728 шт.».

Таким образом, вышеизложенные доводы ответчика относительно права преждепользования, ранее подтвержденные в том числе фотографиями памяти (индикаторов) оборудования, каждая из которых заверена подписью сотрудника ООО «Э» и скреплена печатью российского юридического лица – ООО «Э», дополнительно подтверждаются гарантиями крупной международной компании.

Стоит заметить, что для крупной международной компании деловая репутация имеет огромную ценность и важное значение. Поэтому подтверждение, исходящее от международной компании такого уровня, заслуживает безусловного доверия.

VII. Нарушение норм процессуального права судом апелляционной инстанции. Невыполнение судом апелляционной инстанции указаний Суда по интеллектуальным правам, повлиявшими на исход судебного разбирательства.

1. Невыполнение судом апелляционной инстанции указаний суда кассационной инстанции, повлекшее нарушение норм процессуального права, что привело к принятию неправильного постановления.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы судом кассационной инстанции принято Постановление от <…> г., в соответствии с которым Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от <…> г. отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

По мнению ответчика, суд апелляционной инстанции при новом рассмотрении дела не выполнил указания суда кассационной инстанции, а также не осуществил действия, изложенные в Постановлении суда кассационной инстанции, которые должны быть выполнены судом апелляционной инстанции, что повлекло принятие неправильного постановления. Данный вывод ответчика основан на следующих обстоятельствах.

Согласно ч. 1 ст. 289 АПК РФ по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции принимает судебный акт, именуемый постановлением, которое подписывается судьями, рассматривавшими дело.

В соответствии с ч. 2 вышеуказанной нормы в постановлении арбитражного суда кассационной инстанции должны быть указаны действия, которые должны быть выполнены лицами, участвующими в деле, и арбитражным судом первой или апелляционной инстанции, если дело передается на новое рассмотрение.

В силу ч. 2 ст. 289 АПК РФ указания арбитражного суда кассационной инстанции, в том числе на толкование закона, изложенные в его постановлении об отмене решения, постановления суда первой, апелляционной инстанций, обязательны для арбитражного суда, вновь рассматривающего данное дело.

Как полагает ответчик, невыполнение (выполнение не в полном объеме) судом апелляционной инстанции указаний (действий, указанных в постановлении, обязательных для выполнения) суда кассационной инстанции, нарушает нормы процессуального права, неисполнение которых повлекло принятие неправильных судебных актов, а также повлияло на законность и обоснованность постановления суда апелляционной инстанции.

Данный вывод ответчика также основан на нижеуказанном сравнительном анализе содержания судебных актов судов апелляционной и кассационной инстанций, анализе указаний суда кассационной инстанции, выполненных и (или) не выполненных судом апелляционной инстанции, анализе действий, которые изложены в постановлении суда кассационной инстанции, некоторые из которых выполнены, другие – не выполнены.

Таблица № 5 «Сравнительный анализ выполнения/невыполнения судом апелляционной инстанции указаний Суда по интеллектуальным правам, выполнения/невыполнения судом апелляционной инстанции действий, изложенных в постановлении суда кассационной инстанции» подтверждающая доводы ответчика, прилагается к настоящей жалобе.


VIII. Несоответствие выводов суда первой инстанции обстоятельствам дела. Отсутствие признания ответчиком обстоятельств, связанных с отказом от признания права преждепользования (отсутствие отказа от признания права преждепользования) в материалах дела.

1. Ответчик полагает, что выводы суда первой и апелляционной инстанций, изложенные в решении и постановлении, не соответствуют обстоятельствам дела.

Данное утверждение ответчика подтверждено нижеуказанными доводами, а также постановлением суда апелляционной инстанции, в котором вывод, изложенный в решении суда первой инстанции, не соответствующий обстоятельствам дела, отклонен и (или) заменен судом апелляционной инстанции на вывод о наличии «взаимоисключающих доводов» ответчика. При этом каких-либо мотивов (доказательств), на основании которых в постановлении появляется новый вывод о «взаимоисключающих доводах» ответчика, постановление суда апелляционной инстанции не содержит.

Изменение решения суда первой инстанции в форме отклонения и (или) замены нижеуказанного вывода, изложенного в решении суда первой инстанции, произведена судом апелляционной инстанции без указания мотивов или доказательств, на основании которых судом апелляционной инстанции сделан вывод о наличии «взаимоисключающих доводов» ответчика.

Как следует из материалов дела, каких-либо замечаний на протоколы судебных заседаний, исходящих от истца, каких-либо ходатайств истца о приобщении в материалы дела дополнительных доказательств, с обоснованием невозможности их предоставления в суд первой инстанции, не имеется.

Вышеназванные выводы ответчика подтверждаются сведениями, изложенными в нижеприведенной Таблице № 6 «Отсутствие признания ответчиком обстоятельств, связанных с отказом от признания права преждепользования (отсутствие отказа от признания права преждепользования)», которая представлена ниже.

Таблица № 6 «Отсутствие признания ответчиком обстоятельств, связанных с отказом от признания права преждепользования (отсутствие отказа от признания права преждепользования)» подтверждающая доводы ответчика, прилагается к настоящей жалобе.

2. Согласно ст. ст. 6, 7, 8, 9, 10 АПК РФ судопроизводство в арбитражных судах осуществляется на основании принципов законности, равенства всех перед законом и судом, равноправия сторон, состязательности.

В силу ст. ст. 9, 41, 65 АПК РФ арбитражный процесс имеет состязательный характер. В соответствии с указанными нормами каждая из сторон имеет комплекс процессуальных прав и обязанностей.

Исходя из принципа равенства сторон и состязательности процесса, отдельные процессуальные права истца, предусмотренные положениями ст. 49 АПК РФ (изменение основания или предмета иска, уточнение иска - изложение в письменной форме), корреспондируют с правами любой из сторон, которые установлены ст. 70 АПК РФ. В противном случае не обеспечивается принцип равенства сторон, так как в преимущественном положении оказывается истец.

Отказ от какого-либо заявления, выраженный одной из сторон процесса, в том числе отказ от заявления от признания права преждепользования, является одним из видов признания сторон обстоятельств. Специальный порядок определения и оформления признания обстоятельств одной из сторон закреплен ст. 70 АПК РФ. По мнению ответчика, указанный в ст. 70 АПК РФ специальный порядок, также относится к отказу от заявления о признании права преждепользования.

Согласно п. 2 ст. 70 АПК РФ достигнутое в судебном заседании или вне судебного заседания соглашение сторон по обстоятельствам удостоверяется их заявлениями в письменной форме и заносится в протокол судебного заседания.

Ответчик неоднократно заявлял, что стороны настоящего дела не заключали какого-либо соглашения по обстоятельствам, связанным с отказом от признания права преждепользования, в письменной форме. В материалах дела такое соглашение отсутствует.

В силу абз. 2 п. 3 ст. 70 АПК РФ факт признания сторонами обстоятельств заносится арбитражным судом в протокол судебного заседания и удостоверяется подписями сторон. Признание, изложенное в письменной форме, приобщается к материалам дела.

Ответчик неоднократно заявлял, что не отказывался от заявления о признании преждепользования, не признавал обстоятельства, связанные с отказом от признания права преждепользования. Протокол судебного заседания, удостоверенный подписями сторон, не содержит признания ответчиком обстоятельств, связанных с отказом от признания права преждепользования, в связи его отсутствием в материалах дела. Какого-либо признания обстоятельств, исходящего от ответчика, включая отказ от заявления о признании права преждепользования, изложенного в письменной форме, материалы дела не содержат.

По мнению ответчика, представленные ответчиком доказательства в обоснование довода о наличии у него права преждепользования, следовало квалифицировать в качестве взаимодополняющих и (или) взаимозаменяющих доводов ответчика.

Таким образом, выводы суда первой инстанции, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела в том числе в связи с неправильным применением норм процессуального права, которые привели к принятию неправильных судебных актов.

IX. Нарушения норм процессуального права, повлекшие принятия неправильных судебных актов. Несоответствие выводов суда первой и апелляционной инстанций обстоятельствам дела в связи с предоставлением истцом ненадлежащих доказательств.

1. Представленные истцом в обоснование заявленных требований доказательства являются ненадлежащими.

В соответствии с ч. 1 ст. 59 АПК РФ юридические и физические лица вправе вести свои дела в арбитражном суде лично или через представителей.

Согласно ст. 61 АПК РФ полномочия представителей на ведение дела в арбитражном суде должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с федеральным законом.

В силу ч. 8 ст. 75 АПК РФ, доверенность представляется в материалы дела в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии.

В соответствии со ст. 64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном АПК РФ и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Согласно ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. В силу ст. 68 АПК РФ Обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

Обязанность доказывания включает в себя необходимость представления, доказательств; при этом истец должен доказывать факты обосновывающие основания и предмет иска, а ответчик - факты, обосновывающие возражения против иска, изложенные в отзыве на исковое заявление.

Между тем, обратившись в суд, истец не представил относимых, допустимых, достоверных (надлежащих) доказательств в подтверждение своих исковых требований. Данный вывод сделан ответчиком на основании следующих доводов.

Истец, юридическое лицо - ООО «А», обратившись в суд, в качестве письменных доказательств представило судам первой, апелляционной, кассационной инстанций копии документов, которые заверены печатью иного юридического лица - «МАБ «П» (далее также – юридическое лицо, не участвующее в деле) и скреплены подписью единоличного исполнительного органа (управляющего партнёра) указанного юридического лица, не участвующего в деле.

Согласно ст. 53 АПК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительным документом.

Таким образом, подписание единоличным исполнительным органом юридического лица, не участвующим в деле, и скрепление печатью письменных документов, предоставляемых суду в качестве доказательств, являются процессуальными действиями юридического лица, не участвующим в деле.

Каких-либо сведений:

- о вышеназванном юридическом лице, не участвующем в деле, и его реквизитах,

- о его единоличном исполнительном органе и его реквизитах,

- об учредительных и иных документах юридического лица, не участвующего в деле,

- об отношении данного юридического лица, не участвовавшего в деле, к рассмотрению настоящего дела,

- о наличии каких-либо отношений между истцом и юридическим лицом, не участвующим в деле,

- о наличии каких-либо отношений между представителями истца и указанным юридическим лицом, не участвующим в деле,

- иных сведений о вышеназванном юридическом лице, не участвующем в деле, материалы дела не содержат.

Каких-либо документов, подтверждающих полномочия единоличного исполнительного органа (управляющего партнёра) юридического лица, не участвующего в деле, в материалы дела истцом не представлено.

Суды первой и апелляционной инстанций приняли ненадлежащие доказательства от лица (лиц), полномочия которого (которых) не подтверждены ни одним документом, реквизиты и сведения о которых отсутствуют в материалах дела. То есть судами первой и апелляционной инстанций приняты доказательства, заверенные неизвестными юридическим и физическим лицами, необходимые сведения о которых отсутствуют в материалах дела.

Следовательно, судами не была оценена достоверность, допустимость, относимость документов, положенных в основу оспариваемых судебных актов.

Юридическое лицо - «МАБ «П», чьим единоличным исполнительным органом (управляющим партнёром) заверены копии принятых судами документов, не является участником заявленного спора и не имеет никаких полномочий по представлению интересов истца в судебных заседаниях арбитражных судов любой инстанции.

Каких-либо документов, подтверждающих полномочия юридического лица, не участвующего в деле, действовать от имени ООО «А», материалы дела не содержат.

Согласно имеющимся в материалах дела доверенностям (оригиналу и незаверенным копиям) на представление интересов истца, его представителями являются следующие лица:

1) Адвокат Р.С.В., доверенность № <…> от <…> г.

2) Адвокат Т.А.А., доверенность № <…> от <…> г. (не заверенная копия доверенности имеется в материалах дела: Т. 2 л. д. 46)

3) Р.Ю.С., доверенность № <…> от <…> г.

Какие-либо документы, подтверждающие полномочия единоличного исполнительного органа (управляющего партнёра) юридического лица, не участвующего в деле, заверившего копии принятых судами документов, в материалах дела отсутствуют.

Какие правоотношения существуют между истцом, юридическим лицом, не участвующим в деле, и вышеназванными физическими лицами – представителями истца, не известно.

Согласно ч. 1 ст. 64 АПК РФ, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. Как следует из данной нормы, доказательства по содержанию представляют собой сведения о фактах, облеченные в определенную форму.

Частью 8 статьи 75 АПК РФ определено, что «письменные доказательства представляются в арбитражный суд в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии».

Невыполнение данного требования при представлении в суд копий документов означает, что в деле отсутствуют надлежащие доказательства. Отсутствие в деле надлежащим образом заверенных копий, на которые суд ссылается в обоснование принятого судебного акта, может послужить основанием для его отмены. Данная позиция подтверждается Постановлением Президиума ВАС РФ от 21.01.2003 г. № 6163/02, Постановление Президиума ВАС РФ от 22.02.2011 г. № 14501/10.

Таким образом, в соответствии с вышесказанным, представленные в материалы арбитражного дела и принятые в качестве основы оспариваемых судебных актов копии документов заверены ненадлежащим образом, а именно не уполномоченным на то лицом, а, следовательно, как ненадлежащие письменные доказательства, юридической силы не имеют. Подлинники указанных документов арбитражными судами первой и апелляционной инстанций не обозревались и не исследовались.

Таким образом, судами первой и апелляционной инстанций, принявшими в качестве основы судебных актов документы, не отвечающие требованиям, предъявляемым ст. ст. 67, 68, 75 АПК РФ об их относимости, допустимости, достоверности и надлежащим заверении, были существенно нарушены нормы процессуального права, повлекшие принятие неправильных судебных актов (решения и постановления).

X. Принятие судами ненадлежащих доказательств, вследствие которых выводы судов не соответствуют обстоятельствам дела. Нотариальные протоколы, технические условия, фотокопии ксерокопий и другие ненадлежащие доказательства.

1. Несоответствие выводов судов первой и апелляционной инстанций в отношении нотариальных протоколов, технических условий, других ненадлежащих доказательства, представленных истцом в обоснование заявленных требований.

Обращаю особое внимание суда на то, что нижеуказанные доводы ответчика также могут быть ошибочно квалифицированы как «взаимоисключающие доводы».

Однако доводы ответчика не являются ошибочными, так как ответчик руководствовался и продолжает руководствоваться:

1) состязательным характером арбитражного процесса, необходимостью надлежащего использования процессуальных прав и обязанностей;

2) правами и обязанностями, установленными ст. ст. 9, 64, 65, 67, 68, 70, 71 АПК РФ, в соответствии с которыми в том числе обстоятельства, на которые ссылался истец могли считаться признанными ответчиком, если они не были прямо не оспорены последним, следовательно, ответчик вправе оспаривать любое доказательство, представленное противоположной стороной;

3) принципом добросовестности в том числе при защите своих прав в судебном порядке;

4) требованиями законности, обоснованности, мотивированности, предъявляемым к судебным актам.

Оспаривание нотариальных протоколов ответчиком также обусловлено тем, что именно истец, предоставляя ненадлежащие доказательства в виде нотариальных протоколов, несет риск наступления последствий предоставления ненадлежащих доказательств, которые могли быть отклонены судами.

Нижеуказанные доводы представлены ответчиком в качестве доказательств, подтверждающих правомерность обжалования судебных актов, которые заключаются в:

- неполном выяснении судами обстоятельств, имеющих значение для дела.

- недоказанности истцом имеющих значение для дела обстоятельств, которые суды ошибочно посчитали установленными.

- неправильном применении судами норм процессуального права, относящимся к требованиям, предъявляемым к доказательствам.

- наличии в судебных актах ненадлежащих доказательств, на которых суды основывают свои выводы об этих доказательствах, ошибочно принимая их в качестве надлежащих.

2. Копии нотариальных протоколов и прилагаемые к ним фотокопии ксерокопий копий нотариальных протоколов, принятые судами первой и апелляционной инстанций в качестве доказательства, являются ненадлежащими доказательствами.

Как полагает ответчик, выводы, содержащиеся в решении и постановлении судов первой и апелляционной инстанций, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на недопустимых доказательствах, которые суды первой и апелляционной инстанции необоснованно посчитали установленными.

Как следует из материалов дела, истцом в качестве обоснования заявленных требований, представлены ненадлежащие доказательства. Ненадлежащие доказательства не могут быть положены в основу законного, обоснованного, мотивированного судебного акта.

В качестве обоснования заявленных требований истцом представлены в материалы дела несколько копий ниженазванных нотариальных протоколов:

1. Протокол осмотра веб-сайта в сети Интернет от <…> г., нотариально удостоверенный (т. 1, л. д. – 28-73; т. 3, л. д. – 20 - 65).

2. Протокол осмотра купленного товара от <…> г., нотариально удостоверенный (т. 1, л. д. – 74 – 111, т. 3, л. д. – 66-1-3). Далее указанные протоколы также совместно именуются «нотариальные протоколы».

Ответчик, оспаривая вышеназванные основания иска, указывал на то, что нотариальные протоколы являются ненадлежащими, не соответствуют требованиям относимости, допустимости, достоверности доказательств, а также совершены нотариусом с нарушениями положений ст. 103 Основ законодательства о нотариате.

Вышеуказанный вывод ответчика основан в том числе на следующих обстоятельствах, указанных ниже.

Таблица № 7 «Извлечения из судебных актов в отношении доказательств, на которых основаны выводы судов первой и апелляционной инстанций» представлена ниже, на последующих страницах настоящей жалобы.

 

В частности, ответчик правомерно ссылался на то, что представленные истцом в обоснование заявленных требований нотариальные протоколы являются недопустимыми доказательствами, противоречащими нормам процессуального права, положениям Основ законодательства РФ о нотариате, Методическим рекомендациям по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами РФ (утв. Приказом Минюста России от 15.03.2000 № 91), в том числе по нижеуказанным доводам, основанным на том, что ненадлежащее доказательство не может быть положено в основу законного, обоснованного, мотивированного судебного акта:

1) Истцом представлены в материалы дела копии нотариальных протоколов, заверенные, по всей видимости, представителем юридического лица, не участвующим в деле. Оригиналы нотариальных протоколов не предоставлялись в суды первой и апелляционной инстанций.

2) Копия нотариального протокола осмотра купленного товара от <…> г., удостоверенный нотариально, содержит огромное количество ошибок или неточностей (23 шт.), или иных несоответствий, которые не имеют никакого отношения к ответчику. Вывод суда не может быть основан на «доказательстве», которое в силу ст. ст. 65, 67, 68 АПК РФ не соответствует требованиям относимости, допустимости, достоверности.

3) Текст, многократно указанный в вышеназванной копии нотариального протокола: надпись с текстом <…> не имеет никакого отношения к ответчику (полное несовпадение с наименованием ответчика). Какого-либо объяснения либо пояснения истца о том, какое отношение указанная надпись <…> имеет отношение к ООО «Т» материалы дела не содержат.

4) Копия нотариального протокола основана на:

- Ксерокопии Сертификата соответствия № <…>.

- Ксерокопии экспертного заключения о соответствии продукции Единым санитарно-эпидемиологическим и гигиеническим требованиям.

- Ксерокопии Технических условий ТУ <…> торговой марки «Т-C».

- Счете № <…> от <…> г.;

- Счете № <…> от <…> г.;

- Счет-фактуре № <…> от <…> г.;

- Счет-фактуре № <…> от <…> г.;

- Акте <…> сдачи-приемки работ (услуг) по договору от <…> г.

- Товарной накладной <…> от <…> г.

- Распечатанной веб-страница со схемой проезда;

ОБРАЩАЮ ОСОБОЕ ВНИМАНИЕ СУДА НА СЛЕДУЮЩЕЕ:

1. Вышеназванные ксерокопии, являющиеся приложениями к копии нотариального протокола осмотра купленного товара от <…> г., отражены в копии нотариального протокола в виде фотокопий вышеназванных ксерокопий.

2. Указанные фотокопии ксерокопий вышеназванных документов размещены в копии нотариального протокола в количестве 6 (Шести!) фотокопий на 1 (Одной) странице копии нотариального протокола!

3. Указанные фотокопии ксерокопий являются абсолютно нечитабельными, не пригодными для чтения и визуального восприятия, неразличимыми, не поддаются сравнению или сопоставлению с реквизитами документов и самими документами, перечисленными в нотариальном протоколе от <…> г.

4. Оригиналы нотариальных протоколов вместе с приложениями судам первой и апелляционной инстанций истцом не представлялись, не исследовались судами первой и апелляционной инстанций.

5. Копии ксерокопий вышеназванных документов на отдельном бумажном носителе, которые были бы пригодны для чтения и визуального восприятия, материалы дела не содержат, так как истцом не представлялись.

6. Ответчик неоднократно оспаривал представленные истцом копии нотариальных протоколов и приложений к ним. В частности, ответчик утверждал, что ксерокопии ТУ (технических условий) являются недостоверными доказательствами. Однако доводы ответчика отклонены судом апелляционной инстанций, который на основании ненадлежащего доказательства делает выводы, изложенные в постановлении, о нарушении исключительных прав истца и отсутствии у ответчика права преждепользования.

7. Указанные фотокопии ксерокопий имеются в материалах дела и содержатся в: 1. Томе 1 л. д. – 106 – 110; 2. Томе 3 л. д. – 96 – 101.

Вышеизложенные и нижеизложенные доводы ответчика не являются взаимоисключающими.

5) Фотографирование товаров при осмотре осуществлено нотариусом посредством использования смартфона, при этом фотографирование не относится к основным функциям данного устройства. Как считает ответчик, при составлении нотариального протокола и фотофиксации объектов осмотра необходимо использование специализированного фотооборудования, использование мобильного телефона является недопустимым.

6) К нотариальному протоколу осмотра прилагаются фото коробок (упаковок), в которые якобы были упакованы товары ответчика. Ответчик не использовал коробки (упаковки), в которые якобы были упакованы его товары, являвшиеся предметом осмотра, то есть изделия, которые являлись предметом осмотра, упакованы в коробки, не принадлежащие ответчику. Фото упаковки изделий, изготовленных в соответствии с ТУ <…>, прилагаются к настоящей жалобе. Как видно из прилагаемых фото, ответчик использовал иные упаковки (коробки), отличающиеся от упаковок, фотокопии которых представлены в нотариальном протоколе осмотра товаров.

7) При составлении нотариальных протоколов нарушены требования ст. 103 Основ законодательства о нотариате.

Материалы дела не содержат доказательств извещения ответчика о времени и месте осмотров. При этом истцом не доказано то, что осмотры проведены без извещения в связи с тем, что они относятся к случаям, не терпящим отлагательств, невозможно было определить, кто впоследствии будет участвовать в деле.

Истец знал и должен был знать, кто будет участвовать в деле, осуществляя заказ товаров для составления второго протокола осмотра купленного товара, составляя первый нотариальный протокол осмотра веб-сайта, предшествующий составлению второго нотариального протокола.

8) Нотариальные протоколы, представленные истцом в обоснование заявленных требований, не содержат письменных заявлений заявителя, обратившегося за совершением нотариальных действий, что противоречит п. 45 вышеназванных методических рекомендаций.

3. Фотокопии ксерокопий документов не являются надлежащими доказательствами.

Судом апелляционной инстанции нарушены правила рассмотрения дела в порядке апелляционного производства, установленные п. 1 ст. 268 АПК РФ, поскольку судом апелляционной инстанции повторно не рассмотрены имеющиеся в деле доказательства, а также положения ст. ст. 65, 67, 68 АПК РФ, в том числе на предмет соответствия доказательства требованиям относимости, допустимости, достоверности.

Как полагает ответчик, данное нарушение норм процессуального права было обусловлено тем, что истец не представил судам первой и апелляционной инстанций оригиналы документов, а фотокопии ксерокопий документов, прилагаемых к копиям нотариальных протоколов, являются нечитабельными, что подтверждается материалами дела (том 1 л. д. – 106 – 110; том 3 л. д. – 96 – 101).

По мнению ответчика, по вышеуказанным основаниям (нечитабельность, отсутствие надлежащих доказательств, необходимость использования технических средств увеличения и т.п.) суды первой и апелляционной инстанций не смогли определить:

несоответствия наименований товаров ответчика, которые указаны в фотокопиях приложений к копиям нотариальных протоколов, в том числе в фотокопии товарной накладной № <…> от <…>, фотокопии счета № <…> от <…> и фотокопии счет-фактуры № <…> от <…> с прилагаемыми к ним фотокопиями ксерокопий иных документов, а именно с:

- фотокопиями ксерокопий ТУ <…>;

- фотокопиями ксерокопий сертификата соответствий № <…>;

- фотокопиями ксерокопий экспертных заключений о соответствии продукции № <…> от <…> г.

Сравнение фотокопий ксерокопий и копий документов позволило бы суду установить несоответствия в названиях изделий, в связи с чем указанные фотокопии ксерокопий ТУ <…>, фотокопии ксерокопии сертификата соответствия № <…>, фотокопии ксерокопии экспертного заключения о соответствии продукции № <…> от <…> г. являются ненадлежащими доказательствами.

В качестве обоснования вышеназванного довода о несоответствии наименований изделий в различных фотокопиях, на которые ссылался истец в обоснование заявленных требований, и невозможности судов первой и апелляционной инстанций с достоверной точностью сравнить наименования изделий, содержащихся в фотокопиях ксерокопий копий нотариальных протоколов, к настоящей жалобе прилагаются товарная накладная № <…> от <…>, счет № <…> от <…> и счет-фактура № <…> от <…> г. Указанные первичные учетные документы соответствуют требованиям ФЗ «О бухгалтерском учете», требованиям налогового законодательства, чем отличаются от фотокопий, представленных в нотариальном протоколе.

Как следует из вышеизложенного, наименования изделий, представленные в фотокопиях ксерокопий и фотокопиях документов, указанных в копии нотариального протокола, отличаются от наименования изделий, изложенных в вышеназванных документах ответчика.

4. Фотокопии ксерокопий технических условий – ненадлежащее доказательство.

Одним из главных возражений истца, изложенным им в кассационной жалобы, послужившим основанием для направления судом кассационной инстанции настоящего дела на повторное рассмотрение в апелляционную инстанцию, являлось нижеуказанное возражение истца.

В кассационной жалобе истец, ссылаясь на фотокопии ксерокопий технических условий и фотокопии иных документов, прилагаемых к копии нотариального протокола осмотра, заявлял о том, что купленные им товары ответчика не могли изготавливаться до <…> г., так якобы введены в действие ТУ <…>, фотокопии ксерокопии которого являются приложениями к нотариальному протоколу осмотра товаров от <…> г. Однако вышеуказанный довод истца является безосновательным в связи со следующим.

Технические условия, на фотокопии ксерокопий которых ссылался истец, называются <…> и <…> для них из полипропилена торговой марки «Т-C». Ключевая фраза: торговой марки «Т-C».

Указанные технические условия, фотокопии ксерокопий которых представлены истцом в обоснование заявленных требований, относятся к иным товарам, которые отличаются от товаров, указанных в товарной накладной, счетах-фактурах и акте приемки-передачи товара, а именно:

к товарам торговой марки (товарного знака) «Т-C», которая зарегистрирована на имя ответчика.

Факт регистрации товарного знака (торговой марки) «Т-C» подтверждаются свидетельством о государственной регистрации № <…> о регистрации товарного знака Ответчика «Т-C» (прилагается к настоящей жалобе) и данными, размещенными в открытом реестре товарных знаков на официальном сайте ФИПС (находятся в общедоступном доступе).

Как неоднократно заявлял ответчик, оспаривая допустимость нотариального протокола осмотра товаров и обоснованность заявленных требований, товары торговой марки «Т-C» (товарного знака ответчика) упаковываются в коробки иные, существенным образом отличающиеся от тех, которые изображены на фотокопиях, которые имеются в нотариальном протоколе осмотра и материалах дела.

Данный вывод ответчика также основан на сравнительном анализе фото упаковки изделий (прилагается к настоящей жалобе), изготовленных в соответствии с ТУ <…>, и фотокопий коробок, которые представлены в нотариальном протоколе осмотра и имеются в материалах дела. Даже при простом визуальном осмотре, без использования специальных средств, видно, что коробки (упаковки) существенным образом отличаются друг от друга. К сожалению, вышеуказанные доводы ответчика оставлены без внимания судами первой и апелляционной инстанций.

Как неоднократно заявлял ответчик, товары, купленные истцом, изготавливались ответчиком по:

ТУ <…> <…> и <…>, <…> (прилагается к настоящей жалобе), далее также – «ТУ <…>».

Факты использования и действия именно вышеназванных ТУ <…> в отношении купленных истцом товаров также подтверждается прилагаемым к настоящей жалобе санитарно-эпидемиологическим заключением <…> от <…> г.

Вышеуказанные доводы ответчика также подтверждаются:

- соответствием наименований и изображений изделий, указанных в ТУ <…> г., и названий товаров, перечисленных в товарной накладной, счете и счете-фактуре – первичных учетных документах ответчика.

- нижеприведенной таблицей № 8 «Сравнительный анализ наименований товаров, указанных в фотокопиях истца, первичных учетных документах и технических условиях ответчика» подтверждающая доводы ответчика, прилагается к настоящей жалобе.

Как следует из вышеприведенной таблицы, наименования товаров, указанные в первичных учетных документах ответчика, полностью совпадают и соответствуют наименованиям изделий, указанным в ТУ <…>. Полное совпадение и соответствие наименований изделий, указанных в первичных учетных документах ответчика и в ТУ <…>, опровергают доводы истца, основанные на фотокопиях товарной накладной, фотокопиях ксерокопий ТУ <…> г.

В отличие от документов, представленных ответчиком, которые подтверждают полное соответствие наименований изделий, указанных в первичных учетных документах ответчика и ТУ <…>, истец не доказал того, что купленные им изделия изготавливались согласно ТУ <…>.

Таким образом, выводы судов первой инстанции в отношении отсутствия у ответчика права преждепользования, не соответствуют обстоятельствам дела.

По мнению ответчика, судебные акты, основанные на фотокопиях ксерокопий документов (без предоставления оригиналов и надлежащих доказательств, без вызова специалиста в сфере изготовления пластмассовых изделий), представленных истцом, не являются законными, обоснованными и мотивированными.

Следовательно, выводы судов первой и апелляционной инстанций в отношении отсутствия у ответчика права преждепользования, основанные на представленных истцом фотокопиях, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, противоречат положениям ст. 71 АПК РФ о всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.


XI. Несоответствие выводов суда первой и апелляционной инстанций обстоятельствам делам вследствие неверной оценки технологических карт и отсутствия необходимых технических знаний в сфере производства пластмассовых изделий.

1. Даты, указанные в технологических картах (т. 5, л. д. 1-3), не означают дату начала производства ответчиком изделий («начальную» дату использования им тождественных решений) после дат приоритетов, указанных в патентах истца. Фактически, данный вывод означал бы, что ответчик в дату, указанную в технологической карте, приступил к изготовлению первого (по счету) изделия, то есть изделия № 1, что является ошибочным.

По мнению ответчика, выводы судов первой и апелляционной инстанций в отношении дат технологических карт, которые датированы после дат приоритета, указанных в патентах истца, не соответствуют обстоятельствам дела, не могут подтверждать отсутствие у ответчика права преждепользования.

Данный вывод ответчика базируется в том числе на подтвержденных аудиозаписями судебных заседаний признаний суда первой инстанции об отсутствии необходимых специальных технических знаний в сферах изготовления пластмассовых изделий, применения специализированного технологического оборудования, правил составления и использования технологической документации, к которой также относятся технологические карты.

Даты в технологических картах ответчика не определяют дату начала изготовления оспариваемых изделий (изделия № 1), на что сослались суды первой и апелляционной инстанций (с учетом указаний суда кассационной инстанции), которая следует после дат приоритета, указанных в патентах истца.

Вышеуказанный довод ответчика основан на следующем.

Технологические карты относятся к технологической документации и соответственно к технологическим документам.

Общие положения, порядок составления, оформления, правила применения технологических документов, включая технологические карты, определены в ГОСТ 3.1001-2011 «ЕСТД. Общие положения», который принят взамен ГОСТ 3.1001-81, введен в действие для добровольного применения с 01.01.2012 г. в Российской Федерации в качестве национального стандарта Российской Федерации.

ЕСТД, Единая Система Технологической Документации (ЕСТД) – комплекс стандартов и руководящих нормативных документов, устанавливающих взаимосвязанные правила и положения порядку разработки, комплектации, оформлению и обращению технологической документации, применяемой при изготовлении и ремонте изделий (ГОСТ 3.1001-2011 «ЕСТД. Общие положения», далее также – «ГОСТ»).

Согласно указанному ГОСТу, технологическая карта — это стандартизированный технологический документ, содержащий необходимые сведения, инструкции для персонала, выполняющего некий технологический процесс (операцию) или техническое обслуживание объекта (оборудования).

В соответствии с п. 3.1 вышеназванного ГОСТа технологическая карта (технологический документ) - графический или текстовый документ, который отдельно или в совокупности с другими документами определяет технологический процесс или операцию изготовления изделия.

Таким образом, технологическая карта ответчика устанавливает технологический процесс изготовления пластмассовых изделий ответчика, определяет порядок осуществления операции изготовления изделий ответчика, но никоим образом не определяет начальную дату начала изготовления изделий.

Технологическая карта (ТК) должна содержать ответы на следующие вопросы:

1) Какие операции необходимо выполнять.

2) В какой последовательности выполняются операции.

3) С какой периодичностью необходимо выполнять операции (при повторении операции более одного раза).

4) Сколько уходит времени на выполнение каждой операции.

5) Результат выполнения каждой операции.

6) Какие необходимы инструменты и материалы для выполнения операции.

Технологические карты разрабатываются в случае:

1) Высокой сложности выполняемых операций.

2) Наличие спорных элементов в операциях, неоднозначностей.

3) При необходимости определения трудозатрат на эксплуатацию объекта.

Как правило, технологическая карта составляется для каждого объекта отдельно и оформляется в виде таблицы. В одной технологической карте могут быть учтены различные, но схожие модели объектов. Технологическая карта составляется техническими службами предприятия и утверждается руководителем предприятия.

Согласно п. 4.3 указанного ГОСТа технологические карты могут быть выполнены в бумажной форме и (или) в форме электронного документа. Виды, комплектность и форму выполнения технологических карт устанавливает разработчик – ответчик.

На предприятии ответчика технологические карты, в основном, используются в форме электронной технологической карты, что соответствует п. 3.1.5 указанного ГОСТа, в соответствии с которым электронная технологическая карта – технологический документ, выполненный как структурированный набор данных, создаваемых программно-техническим средством и имеющий содержательную и реквизитную части, в том числе установленные подписи.

Согласно указанному ГОСТУ, технологические карты могут неоднократно изменяться в зависимости от необходимости обследования оборудования, изготовления (приостановки производства) изделий, необходимости выполнения (изменения) тех или иных операций или их последовательности, от необходимости изменения влияния иных факторов, например, в связи с принятием на работу новых сотрудников, изменением состава комплектующих, необходимостью изменения технологического процесса или операций, а также других обстоятельств, влияющих на технологический процесс, на последовательность выполнения операций изготовления изделий.

Ответчик неоднократно изменял технологические карты в зависимости от тех или иных обстоятельств, что подтверждается представленными на последующих страницах настоящей жалобы технологических картах, датированных 2004 - 2008 г.г. Кроме того, указанные технологические карты прилагаются к настоящей жалобе.

В связи с тем, что при производстве (изготовлении) товаров может составляться неограниченное количество технологических карт, указанные в технологических картах даты в некоторых случаях означают в действительности начало производства, в других случаях - продолжение производства изделий в определенный период времени, указанный в технологических картах, который также можно определить в качестве «начального» для определенного периода времени.

Поэтому в каждой отдельной технологической карте существует «начальная» дата производства изделий. Однако «начальная» дата не означает дату начала изготовления товаров или изделий с «нуля».

Как следует из изложенного, технологическая карта – это технологический документ, с помощью которого возможно установить объем выпускаемой продукции, наличие определенных операций, последовательность выполнения операций, время и результаты выполнения операций, но не время начала производства изделий.

Дата, указанная в технологической карте, свидетельствует только лишь о моменте освидетельствования оборудования на предмет соответствия его производственных параметров технологическим требованиям, а также в случаях подготовки к производству, необходимостью внесения различных изменений в зависимости от тех или иных обстоятельств, связанных с производственно-хозяйственной деятельностью предприятия ответчика.

Ответчик считает, что судом апелляционной инстанции не выполнены требования п.1 ст.71 АПК РФ о всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, что повлияло на исход судебного разбирательства и привело к принятию неправильных судебных актов.

XII. Несоответствие выводов судов первой и апелляционной инстанций обстоятельствам дела вследствие неверной оценки представленных доказательств и не исследования судами доказательств, представленных ответчиком в обоснование наличия у него права преждепользования.

1. Пресс-формы – доказательство права преждепользования ответчика. Наличие у ответчика пресс-форм, предназначенных для изготовления изделий, содержащих все существенных признаки промышленных образцов и каждого признака независимых пунктов формулы полезной модели истца (оспариваемых изделий), является подтверждением права преждепользования ответчика, возникшим до дат приоритетов истца. Приобретение и использование ответчиком специальных пресс-форм, предназначенных для изготовления оспариваемых изделий, произошло до дат приоритетов истца, указанных в его патентах.

Вышеназванный довод ответчика о наличии у него права преждепользования в связи с наличием у него специально предназначенных для изготовления оспариваемых изделий пресс-форм до дат приоритетов истца не исследовались судами первой и апелляционной инстанций, что является нарушением норм процессуального права, повлекших принятие неправильных судебных актов. Также указанный довод ответчика обоснован следующим.

Суды первой и апелляционной инстанций не учли следующих обстоятельств, на которые ссылался ответчик в обоснование своего довода о наличии у него права преждепользования, что подтверждается материалами дела.

Пресс-формы для литья пластмасс под давлением на термопластавтоматах – сложное и дорогостоящее технологическое устройство для получения изделий из пластмасс.

Пресс-форма для литья пластмасс под давлением представляет из себя сложное устройство, эксплуатируемое в условиях нагрузок в сотни тонн, циклических перепадов температуры на сотни градусов, испытывающее воздействие агрессивных веществ, выделяющихся из пластика. При этом, для получения качественной отливки, точность примыкания формообразующих деталей формы, должна составлять микроны (1 микрон = 0,001 миллиметра). Таким образом, каждая пресс-форма характеризуется отличительными техническими особенностями, предназначенными для изготовления определенных пластмассовых изделий. Нельзя изготовить на одной пресс-форме изделие иного вида, для производства которого данная пресс-форма не предназначена. Малейшее изменение в пресс-форме, предназначенной для производства изделия одного вида, означает производство изделия иного вида.

Согласно Общероссийскому классификатору основных фондов пресс-форма относится к материальным основным фондам (основным средствам). В соответствии с Указом Президента Российской Федерации «Об утверждении списка товаров и технологий двойного назначения, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники и в отношении которых осуществляется экспортный контроль» от 17.12.2011 г. № 611, пресс-формы классифицируются как части машин или оборудования, для которых они предназначены.

Таким образом, пресс-формы для литья пластмасс в совокупности со специальным технологическим оборудованием предназначены для изготовления пластмассовых изделий, в том числе оспариваемых изделий.

В подтверждение наличия права преждепользования ответчик ссылался на следующие доказательства, относящиеся к пресс-формам, предназначенным для производства оспариваемых изделий, в том числе на:

1) Выписку из баланса ЗАО «Т» на <…> г., в соответствии с которой на <…> г. основные средства в виде пресс-форм, предназначенных для изготовления оспариваемых изделий, принадлежали ЗАО «Т» (т. 4, л. д. - 148).

2) Выписку из баланса ООО «Т» на <…> г., в соответствии с которой на <…> г. основные средства в виде пресс-форм, предназначенных для изготовления оспариваемых изделий, принадлежали ответчику.

3) Акт приема-передачи товарно-материальных ценностей от <…> г. (т. 4, л. д. – 146-149; т. 2, л. д. – 86-90), в котором указаны пресс-формы, предназначенные для производства оспариваемых изделий. В соответствии с указанным актом пресс-формы, предназначенные для производства оспариваемых изделий, переданы ответчику (ООО «Т») <…> г.

4) Выписку из баланса ООО «Т» на <…> г., в соответствии с которой основные средства в виде пресс-форм, предназначенных для производства оспариваемых изделий, состоят на балансе ответчика (т. 4, л. д. - 149).

Таким образом, вышеназванные доказательства подтверждают доводы ответчика о том, что, как минимум, с <…> г. ответчик добросовестно использует основные средства в виде пресс-форм для изготовления оспариваемых изделий или, по крайней мере, сделал необходимые к этому приготовления.

При этом ЗАО «Т», собственник пресс-форм, предназначенных для производства оспариваемых изделий, которые состояли на его балансе по состоянию на <…> г., изготавливало оспариваемые изделия с 1989 г.

Согласно ст. 1361 ГК РФ лицо, которое до даты приоритета изобретения, полезной модели или промышленного образца добросовестно использовало на территории РФ созданное независимо от автора тождественное решение или решение, отличающееся от изобретения только эквивалентными признаками, либо сделало необходимые к этому приготовления, сохраняет право на дальнейшее безвозмездное использование тождественного решения без расширения объема такого использования (право преждепользования).

Необходимо заметить, что истец прямо не оспаривал вышеуказанные доказательства, что не было учтено судами первой и апелляционной инстанций. Исходя из кассационной жалобы истца, им были подготовлены заявление о фальсификации доказательств, возражения относительно довода о праве преждепользования.

Однако вышеназванные документы, которые бы исходили от истца, отсутствуют в материалах дела, что подтверждает то обстоятельство, что истец не оспаривал доводы ответчика о наличии у него права преждепользования. Данное обстоятельство в нарушение положений п. 3.1 ст. 71 АПК РФ также не было учтено судами первой и апелляционной инстанций.

Исходя из вышеизложенного, выводы судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии у ответчика права преждепользования, противоречат вышеназванным и также нижеизложенным доказательствам ответчика.

2. Иные доказательства ответчика, представленные им для обоснования наличия права преждепользования, которые не исследовались судами первой и апелляционной инстанций, что является нарушением норм процессуального права, повлекших принятие неправильных судебных актов.

Данный довод ответчика о том, что суды первой и апелляционной инстанций не исследовали всех доказательств ответчика, который ссылался на наличие у него права преждепользования, также подтверждается протоколами судебных заседаний, аудиозаписями судебных заседаний, судебными актами, ходатайствами ответчика, которые оставлены судами без удовлетворения.

В подтверждение наличия права преждепользования ответчик в том числе ссылался на следующие доказательства, относящиеся к иным доказательствам, подтверждающими возникновение у ответчика права преждепользования до даты приоритетов истца, в том числе на:

1) Судебные акты по делу № <…>, возникшему из спора между ответчиком и ООО «МСК» о возврате пресс-форм, предназначенных для производства оспариваемых изделий (т. 5, л. д. – 7-15). Указанный довод ответчика не оспорен истцом.

2) Договор купли-продажи № <…> от <…> г. термопластавтомата <…>, на котором Ответчиком производилось спорные изделия посредством использования пресс-форм, предназначенных для производства оспариваемых изделий (т .6, л. д. 24-28). Указанный довод ответчика не оспорен истцом.

3) Рекламная печатная продукция, содержащая изображения оспариваемых изделий, датированная 2008 г. (т. 5, л. д. 127-143)

4) Платежные поручения № <…> от <…> года, № <…> от <…> года, подтверждающие изготовление рекламной печатной продукции, содержащей изображения оспариваемых изделий (т. 5, л. д. 127-143). Указанный довод ответчика не оспорен истцом.

5) Товарные накладные № <…> от <…> года, № <…> от <…> г., подтверждающие факты приобретения рекламной печатной продукции, содержащей изображения оспариваемых изделий (т. 5, л. д. 127-143). Указанный довод ответчика не оспорен истцом.

6) Приложение № 1 к договору № <…> от <…> г., заключенному между ООО «МКС» и ответчиком, в котором отражены изображения поставляемой продукции, соответствующей изображениям оспариваемых изделий (т. 5, л. д. 150). Указанный довод ответчика не оспорен истцом.

7) Договор поставки № <…> от <…> г., заключенный между ответчиком и ООО «У», и приложение № 1 к указанному договору, в котором отражены изображения поставляемой продукции, соответствующие изображениям оспариваемых изделий (т. 5, л. д. 150). Указанный довод ответчика не оспорен истцом.

8) Товарные накладные, подтверждающие факт поставки оспариваемых изделий ООО «У» в <…> г. (т. 5, л. д. 121 - 126). Указанный довод ответчика не оспорен истцом.

9) Платежные поручения, подтверждающие факт оплаты оспариваемых изделий ООО «У» в <…> г. (т. 4 л. д. 93-113). Указанный довод ответчика не оспорен истцом.

Доказательства, перечисленные в настоящем разделе, имеющиеся в материалах дела, доказывают то обстоятельство, что ответчик до дат приоритетов истца добросовестно использовал созданные им независимо от истца тождественные решения.

При этом истец прямо не оспаривал вышеуказанные доказательства в полном объеме, что не было учтено судами первой и апелляционной инстанций.

По мнению ответчика, судами первой и апелляционной инстанций нарушены правила оценки доказательств, установленные п. 4 и п.7 ст.71 АПК РФ, поскольку не оценены упомянутые выше доказательства, представленные ответчиком, и в оспариваемых судебных актах не приведены результаты оценки этих доказательств.

Таким образом, оспариваемое постановление суда апелляционной инстанции вынесено с нарушением норм процессуального права ч.2 ст. 271 АПК РФ, что привело к вынесению судом неправильного постановления.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.287-289 АПК РФ,

ПРОШУ СУД КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ:

1. Решение Арбитражного суда г. Москвы от <…> г., Постановление Девятого Арбитражного Апелляционного Суда № <…> г. от <…> г. по делу № <…> – отменить полностью, направить дело на новое рассмотрение.

Приложения:

  1. <…>
  2. <…>
  3. <…>

Представитель Ответчика - ООО «Т»

______________ /Павлов С.В./

(по доверенности, прилагается)

Прочитано 3084 раз

Похожие материалы (по тегу)

Консультация

Консультация

Благодарим вас за интерес к нашей компании!
Мы вам обязательно ответим!

Вопрос юристу

Вопрос юристу

Благодарим вас за интерес к нашей компании!
Мы вам обязательно ответим!